Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
    Календарь
    «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 
    Архив сайта
    Август 2017 (4)
    Июль 2017 (2)
    Июнь 2017 (6)
    Май 2017 (4)
    Апрель 2017 (3)
    Март 2017 (16)

    Тихий Олекса - член-основатель Украинской Хельсинкской Группы



      После XX съезда  партии все раз­растающимся ручейком потянулись из сталинских лагерей  политические заключенные. Время это получило название «оттепели». Новое  партийное руководство страны всеми силами пыталось доказать, что возврата к  прошлому не будет, что за че­стно высказанное собственное мнение, неосторожно  об­роненное слово больше никто не может лишиться свободы. Как наивны были те,  кто в это поверил! Как жестоко они поплатились за наступившее чуть позже  прозрение. Одним из таких, прозревших и поплатив­шихся, был наш земляк Олекса  Тихий.
      Он родился в январе  1927 г.  в Константиновском районе на хуторе Ижевцы. После окончания престиж­ного  философского факультета Московского универси­тета он вернулся на родину, на  свой хутор, где устроился учителем в обычной сельской школе. Чуть позже Олексу  перевели на должность завуча. Тысячи сельских учителей повторяли судьбу  чеховского Ионы­ча, обзаводились хозяйством и не задумывались о том, что их  окружает. Учитель со столичным философским образованием оказался не таким. Быть  может, воодушевленный материалами XX съезда, принялся он за­давать себе  вопросы. Для себя же формулировались и ответы: «Демократии в СССР не  существует», «Строительство коммунизма давно превратилось в фикцию». Обратим  внимание, что эти вопросы и ответы предназначались только для себя.  Единственным человеком, которому Олекса подробно поведал о своих взглядах на  советскую действительность, был секретарь Константиновского райкома партии.  Партийный функционер, узнав о несколько аполитичном поведении сельского завуча,  пригласил его в свой кабинет и более часа доверительно беседовал с Тихим,  пытаясь пробудить его активную жизненную позицию. А сразу же после окончания  «дружеской» беседы написал в органы госбезо­пасности донос, в котором обвинил  Олексу в антисовет­ской деятельности и пропаганде чуждых коммунизму идей.  Однако наиболее серьезным обвинением в адрес Тихого было обвинение его в  украинском национализ­ме. Что это такое, никто толком не знал, поэтому чис­тая  украинская речь Олексы Тихого и его недоумение по поводу того, что в Донецкой  области, на территории Украины, почти полностью отсутствуют украиноязыч­ные  школы, явились основанием для того, чтобы в феврале 1957 г. Тихого арестовали и  после скорого, раскрытого для общественности суда, осудили на 7 лет лагерей и  пять лет поражения в правах. В лагерях Олекса окончательно убедился, что  хрущевская «оттепель» не означала истинной демократизации СССР — несмотря на  все протесты и апелляции, Олекса Тихий отбыл наказание, как говорится, «от  звонка до звонка». 15 февраля 1964   г. он освободился. Некоторое время работал на различных  стройках Украины, затем вернулся в родную Константиновку. Здесь, на Донетчине,  он занялся серьезной литературно-публицистической деятельностью. Главной темой  его творчества явился процесс тотальной русификации Донбасса: «Я существую для  того, чтобы жил мой народ, чтобы раз­вивалась его культура, чтобы мои  земляки-донбассовцы давали не только уголь, сталь, прокат, не только  болельщиков футбола, безродных ученых, русско­язычных инженеров, агрономов,  учителей, врачей, но и украинских поэтов и писателей». Как и все советские  диссиденты, Олекса Тихий действовал открыто, глав­ным образом требуя соблюдения  Советской властью со­ветских же законов: «У нас в республике государственным  языком (согласно Конституции УССР и СССР) является украинский... Украинский  язык — не выдумка буржуазных националистов, не результат и не проявление  антикоммунизма». Советское правительство, подписав в Хельсинки Заключитель­ный  Акт, обязалось соблюдать права человека. Но эти обязательства, как и «оттепель»  шестидесятых, оказа­лись миражом. Чтобы показать всему человечеству ли­цемерие  брежневского режима, 9 ноября 1976   г. Олекса Тихий стал членом Украинского Хельсинкско­го  Союза, призванного наблюдать за соблюдением хельсинкских гуманитарных  соглашений. Такой «ере­си» советская власть Тихому простить не могла. Не­сколькими  месяцами раньше сотрудники КГБ провели обыск на квартире Олексы. Изъяты были  рукописи, главным содержанием которых были рассуждения о плачевном положении  украинского языка в Донецкой области. По большей части эти статьи и письма пред­назначались  для печати в областных газетах, один материал «Думка про рідну мову» Олекса  Тихий отпра­вил председателю Верховного Совета УССР. Естественно, советские  газеты этих статей не печатали, из Верховного Совета письмо Тихого переслали в  область с резолюцией: «разобраться». Конечно, не с ситуаци­ей с украинским  языком, а с автором «Думки». Поэто­му вступление украинского правозащитника в  УХС и появившиеся в самиздате публикации Олексы при­шлись как нельзя кстати. 4  февраля 1977 г.  Тихий вновь был арестован. Суд состоялся в г. Дружковке До­нецкой области.  Вместе с нашим земляком на скамье подсудимых оказался другой правозащитник — Н.  Руденко. Главным свидетелем против Олексы Тихого выступил профессор ДонГУ И. И.  Стебун. По заданию КГБ он написал рецензии на все материалы, изъятые у Тихого.  По тону своему эти «рецензии» были скорее похожи на донос. Ирония судьбы: в 1949 г. сам хули­тель  защитников национальной идеи выступал в роли обвиняемого. Тогда Илью Исааковича  обвиняли в без­родном космополитизме. Единственным, кто вступил­ся за  еврея-аспиранта, был секретарь парторганизации Союза писателей Украины Николай  Руденко. Прошли годы. В 1977   г. профессор Стебун не вступился ни за Н. Руденко, ни за  О. Тихого. Олекса получил 10 лет лаге­рей и 5 лет ссылки. Адвокат фактически  устранился от защиты, заявив, что вина обвиняемого доказана и весь­ма серьезна  — в своих статьях и письмах Олекса Тихий осмелился обвинить правительство в  искусственно со­зданном голоде на Украине в 1933 г., употреблял такие  термины, как «геноцид» и «этноцид», которые, соглас­но убеждениям советского  адвоката, можно применять только в отношении гитлеровских нацистов.
      В лагерях Олекса  Тихий принимал участие в го­лодовках и акциях протеста против своеволия лагер­ного  начальства. В числе других 18 украинских узников он поставил свою подпись под  обращением политзаключенных мордовских лагерей. Однако по­дорванное здоровье,  частые голодовки, карцер и ка­рательная психиатрия сделали свое дело. 5 мая 1984 г. в больнице пермской  тюрьмы Олекса Тихий умер. Умер с верой в правоту своего дела: «Я верю в жиз­ненные  силы, творческие способности моих земляков-донбассовцев. Я верю, что  национальная гордость и самосознание неминуемо придет на мою Донетчину ».

    Самое красивое видео о Донбассе



    Другие новости по теме:
    Просмотров: 758 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
    Опрос сайта
    Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

    Панель управления
    Регистрация | Напомнить?






      Логин:
    Пароль:
    Друзья сайта
    Бесплатная библиотека
    Дизайн Вашего сайта
    Рейтинг@Mail.ru
    D o n p a t r i o t . r u
     Издательство: Я патриот Донбасса.
     Верстка: Raven Black
     Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
     Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
     Соцсети: ВК, ОК, Facebook
     Периодичность: всегда с Вами
     Цена: информация беcценна
     Сайт работает до последнего посетителя.
    Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
    Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
    .