Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив сайта
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)
Январь 2017 (4)
Декабрь 2016 (3)
Ноябрь 2016 (1)

Кризисные явления в тяжелой промышленности Донбасса



К началу 80-х годов экономика Донбасса пришла с показателями весьма плачевными. Успехи, достигнутые в результате осуществления реформ А. Н. Косыгина, оказались недолговечными. Так, если за 1971—1975 гг. прирост промышленной продукции составлял 29%, то в следующем пятилетии (1976—1980 гг.) он снизился до 9%. В последующем эта тенденция приобрела угрожающие размеры. Даже официальные источники были вынуждены констатировать, что ряд предприятий угольной, химической, металлургической промышленности работал неритмично, из-за чего область ежегодно недополучала значительное количество продукции.

Подобного рода негативные тенденции были закономерны, поскольку в застойный период интенсивные технологии практически не внедрялись, себестоимость продукции росла, доля ручного малопроизводительного труда оставалась неоправданно высокой. Весьма показательно, что в 1985 г. в Донецкой области 38% промышленных рабочих были заняты неквалифицированным ручным трудом!

С особыми сложностями столкнулась угольная промышленность. Несмотря на значительные капитальные вложения — более 1,4 млрд. рублей ежегодно — отрасль становилась все более убыточной, все сильнее отставала от показателей ведущих западных угледобывающих стран: Англии, Франции, Германии. Интенсивная эксплуатация природных ископаемых исчерпала наиболее богатые месторождения региона. Это сказалось на объемах: в девятой пятилетке Донбасс давал ежегодно 200 млн. т угля, в десятой — 190, в одиннадцатой — менее 180 млн. тонн. Месячная производительность труда на одного горнорабочего едва достигала 35 тонн угля. Эти низкие показатели были обусловлены целым рядом факторов. Для примера рассмотрим статистику углепотерь по одному не самому отстающему шахтоуправлению «Холодная Балка». Среднемесячная добыча здесь вдвое превышала показатели в целом по области — 70—80 тонн на рабочего.

В то же время только в одной бригаде 1520 тонн в месяц терялось из-за аварий, 500 тонн — из-за болезней горняков, более тысячи — из-за отсутствия материалов и порожняка. Более 1200 тонн шахтеры теряли из-за того, что горнотехническая инспекция запрещала работы в лавах из-за грубого нарушения техники безопасности. Перерасход себестоимости составлял 9 копеек на тонну. В целом по угольной промышленности области себестоимость угледобычи возрастала. Нерациональная техническая политика только множила проблемы угольной промышленности, вгоняя в еще больший кризис. Износ основных производственных фондов составил 47%, в то же время на предприятиях скапливались запасы неустановленного оборудования на сотни миллионов рублей. Получаемая техника нередко была морально устаревшей и некачественной. Поэтому срок ее использования был невелик: только треть машин в угольной промышленности работала больше пяти лет. Весьма показательным является инцидент в шахтоуправлении «Александр-Запад» объединения «Артемуголь». Этому угледобывающему предприятию был выделен новый проходческий комбайн. Несколько месяцев его пытались установить в различных забоях. Перебрасывая новую технику с лавы в лаву, шахтоуправление потеряло 50 тысяч рублей. Так и не сумев организовать работу комбайна, его отдали другой шахте, но в совершенно разукомплектованном виде.

Объективное и субъективное удорожание горной техники в 80-е годы приводило к ухудшению оснащенности отрасли, повышению аварийности: каждый миллион тонн угля стоил одной-двух шахтерских жизней.

Не имея возможности качественно изменить ситуацию в угольной промышленности, Министерство избрало тактику «строительства потемкинских деревень». Она заключалась в том, что на фоне общего низкого технического уровня отрасли создавалось несколько образцово-показательных шахт, которые должны были продемонстрировать потенциальные возможности и перспективы развития всех остальных угольных предприятий. Для превращения обычной шахты в «высокопроизводительное угольное предприятие с полной механизацией и автоматизацией производственных процессов» не жалели сил и средств. Например, для проведения соответствующих преобразований на шахте «Октябрьская», которая по решению Совета Министров СССР должна была стать показательной, были задействованы 20 заводов и 24 научно-исследовательских института.

Успешно работала шахта им. А. Ф. Засядько, хотя к 1980 г. это предприятие подошло с задолженностью более 200 млн. тонн угля. В начале 11-й пятилетки на шахте сменилось руководство. Новый директор Е. Звягильский сумел вывести предприятие из прорыва благодаря упорядочению горного хозяйства, реконструкции подземных магистралей, хорошей организации труда. Ряд очистных и подготовительных участков был переведен на полную самоокупаемость. Активно внедрялась новая техника (вместо двух механизированных лав на шахте заработало 5). После реконструкции каждая лава стала выдавать на-гора более 1000 тонн в сутки — вдвое больше прежней нормы угледобычи. В целом по шахте суточная добыча выросла до 6 тысяч тонн. За 11-ю пятилетку ежегодная прибавка превысила 0,5 млн. тонн, рост производительности труда по добыче угля был на 9% выше планового.

Однако несколько современных угольных предприятий не могли изменить общего кризисного положения в отрасли. Они так и остались единичными «маяками», поскольку государство было не в состоянии обеспечить подобный уровень научного руководства и технической оснащенности остальным шахтам области. Вместо этого была сделана попытка улучшить работу угледобывающих предприятий пропагандистскими методами. Маниакальный размах приобрели инициируемые обкомом партии трудовые почины и различные формы социалистического соревнования. Так, в 1980 г., последнем году 10-й пятилетки, якобы по инициативе шахтеров был объявлен «почин» — к 110-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина провести стодесятидневную вахту и в результате ударного труда завершить пятилетку к 22 апреля. Год 1981 был славен тем, что в феврале начал работу XXVI съезд КПСС. Чтобы продемонстрировать всенародную поддержку партийного курса и морально подстегнуть производство, был выдвинут лозунг: «XXVI съезду КПСС — 26 ударных рабочих недель». Идея эта опять же родилась в кабинетах обкома, озвучить ее поручили передовым шахтерам области. 1982 год принес новый юбилей — 60-летие образования СССР — и новый почин — 60 ударных недель в честь этой славной даты. Даже официальная статистика не фиксирует рост производства либо повышение производительности труда в период этих «ударных вахт», однако несмотря на слабую эффективность этих антикризисных методов, партийное руководство области продолжало активно эксплуатировать идею ударничества. В канун 50-летия стахановского движения была предпринята попытка реанимировать этот почин, наполнив его новым содержанием. Еще в марте 1981 г. горняки первого участка шахты им. XXII съезда КПСС, где зародилось стахановское движение, бросили клич: «Задания 11-й пятилетки — к 50-летию стахановского движения». В 1984 г. коллектив этой шахты на рабочем собрании решил зачислить Алексея Стаханова в свои ряды и выполнять его норму выработки, а зарплату перечислить в Советский фонд мира. Этот почин был подхвачен по всему Донбассу. Появились новые имена Героев Социалистического Труда: А. Д. Полищук (шахта «Трудовская»), А. И. Беликов (шахта им. Бажанова), П. Н. Гончарук (шахта «Коммунист»). Бригада В. И. Игнатьева шахты «Краснолиманская» выступила инициатором социалистического соревнования за повышение производительности труда на каждом рабочем месте, бережное отношение к горной технике. В 1984 г. инициаторы этого движения выдали на-гора за 11 месяцев 1 млн. тонн угля. В марте 1985 г. Игнатьеву В. И. было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В сентябре 1985 г. шахта «Краснолиманская» досрочно выполнила план 11-й пятилетки. Однако всенародным возрожденное стахановское движение не стало. Следует отметить, что все инициативы, выдвигаемые «снизу», предварительно обговаривались «наверху». Тщательно подбирались кандидатуры, подходящие для роли инициатора, для последующего бравурного отчета и награждения. Поэтому героями-стахановцами становились лучшие угольные предприятия, которые выполняли и перевыполняли план. Большая же часть шахт области в первой половине 80-х годов продолжала работать все хуже и хуже. При подведении итогов одиннадцатой пятилетки на областной партконференции отмечалось снижение в области объема добычи угля. Если в 1979 г. было получено 100 млн. тонн угля, то в 1984 г. — только 95,5млн. тонн. Угольная промышленность не выполнила заданий по снижению себестоимости угля, комплексной механизации производственных процессов, уменьшилось число бригад, добывающих 1000 и 500 тонн угля в сутки.

Кризисным явлением угольной отрасли являлась также все более ухудшающаяся работа шахтостроителей. Строительство новых, оснащенных по последнему слову техники шахт должно было интенсифицировать угледобывающую промышленность области. Однако на практике шахтостроители с большим трудом выполняли поставленные задачи. Так, крупнейшей стройкой начала 80-х годов было строительство шахты «Ждановская-Капитальная». Ее проектная мощность должна была составить 3,6 млн. тонн антрацита в год, а производительность — 110 тонн угля в сутки на рабочего, что в три раза превышало среднесуточную добычу по области в целом. Однако строительство шахты столкнулось с огромными трудностями субъективного характера. Несмотря на то, что вблизи новостройки проходила железнодорожная колея, строители вплоть до окончания работ не подвели ветку к стройплощадке. Материалы и оборудование подвозились автотранспортом, что, во-первых, многократно удорожало перевозки, во-вторых, из-за многоступенчатых перевозок, многочисленных погрузок- разгрузок дорогостоящее оборудование еще в пути выходило из строя и нуждалось в предустановочном ремонте. В январе 1981 г. «Ждановская-Капитальная» вступила в строй, но из-за многочисленных технологических нарушений ее проектная мощность была уменьшена с 3,6 млн. тонн до 2,1 млн. тонн антрацита в год.

В кризисном положении оказалась и черная металлургия Донбасса, где устарело около 60% оборудования, немедленной реконструкции требовали все доменные печи. Очень остро стоял вопрос внедрения энерго- и материалосберегающих технологий, сокращения вредных выбросов в атмосферу. Проблемы, нараставшие как снежный ком, не замедлили сказаться и на статистических показателях отрасли: Макеевский и Енакиевский металлургические комбинаты, начиная с 1980 года, не выполняли план по всему металлургическому циклу. По производству стали и проката хронически отставал металлургический комбинат им. Ильича (г. Жданов). В целом за XI пятилетку металлурги Донбасса не выполнили плановых заданий. Была допущена большая задолженность по производству чугуна, стали, проката, кокса, не был достигнут плановый рост производительности труда. Из всех отраслей промышленности в нашей области именно в металлургии потери от невыполнения плана по прибыли оказались наибольшими. Только Енакиевский металлургический и Авдеевский коксохимический заводы имели задолженность свыше 100 млн. рублей. Снижался выпуск продукции Северодонецкого химкомбината.

Причины кризисных явлений в металлургической промышленности необходимо искать в низкой производственной и технологической дисциплине. Так, введение на Ждановском металлургическом комбинате им. Ильича нового прокатного стана «3000» помогло бы отстающему гиганту поправить свои дела — новый стан предназначался для изготовления низколегированного проката для морозостойких труб большого диаметра. В трубах подобных технологических характеристик остро нуждались нефтегазостроители Сибири. Строительство стана «3000» было объявлено Всесоюзной комсомольской стройкой, для работы на ней было задействовано 150 предприятий из 9 союзных республик. Однако, несмотря на повышенное внимание партии и правительства к этой новостройке, строительные работы были организованы из рук вон плохо. Первые фундаменты стана надо было сдать еще в 1979 году, но объем работ даже в 1980 г. остался невыполненным почти на 100%. Так, трест «Донбассметаллургмонтаж» должен был уложить 1600 тонн трубопровода и смонтировать 4372 тонны металлоконструкций, однако фактические объемы оказались более чем скромными. Монтаж труб осуществлен на 6,3%, металлоконструкций — на 26%. К февралю 1984 г. с серьезными недоделками и недоработками стан «3000» вступил в строй. Однако это в целом не могло вывести металлургическую промышленность области из кризиса.

Еще одной из причин этих кризисных явлений в тяжелой промышленности Донбасса можно считать просчеты в технической политике. Например, на Краматорском металлургическом заводе на ряд мероприятий по механизации было затрачено 34 тыс. рублей, годовой эффект от всех этих нововведений составил всего 10,3 тыс. рублей. С похожими проблемами столкнулись предприятия и других отраслей области. Так, Краматорский завод тяжелого станкостроения в 1980 г. выполнил план товарной продукции на 85,4% , по производительности труда — на 86,6%. При этом потери рабочего времени из-за прогулов возросли, а количество рабочих уменьшилось. Кроме потерь явных, огромное количество человеко-часов терялось при полной видимости нормальной работы завода. Речь идет об устранении конструкторских ошибок при работе на вновь получаемом оборудовании. Прежде чем внешне исправный механизм начинал эффективно работать, специально созданные ремонтные бригады разбирали и переделывали целые узлы этого механизма. Часто технологические недостатки оборудования вскрывались в процессе работы и устранялись на ходу также силами рабочих завода.

Еще одной «ахиллесовой пятой» тяжелой промышленности являлись транспортные перевозки. Подвижной состав донецких железных дорог более 70% времени находился в погрузочно-разгрузочном режиме. Чтобы запастись, например, углем, многие директора предприятий из грузовых вагонов делали «склады на колесах». Только на Ждановском заводе им. Ильича ежедневно невыгруженными оставались до 400 вагонов, что в четыре раза превышало установленную норму.

Многочисленные проблемы, вставшие перед тяжелой промышленностью области, усугублялись еще и тем, что к 1985 г. был исчерпан такой экстенсивный фактор нормальной работы производства, как постоянное наращивание трудовых ресурсов. Большинство промышленных предприятий региона испытывало острый дефицит в рабочих руках. Наглядным примером этому может служить ситуация, сложившаяся на заводе «Донбасскабель». К 1980 г. с этого предприятия уволилось более 1,5 тысяч рабочих. Причины, по которым рабочие покинули завод, можно свести к следующему: нет перспективы получения квартиры или хотя бы общежития; нет детского садика; трудно добираться до места работы; не устраивает заработок. Руководство знало о нуждах и бедах трудового коллектива (причины увольнения рабочих фиксировались в специальной книге в заводском парткоме), но не предприняло никаких мер для решения социально-бытовых проблем тружеников. Вместо этого завод нашел выход в двух направлениях: первое — на работу принимались лица неквалифицированные, с плохими характеристиками, часто после возвращения из мест лишения свободы; второе — на некоторых участках к станкам становились инженерно-технические работники. Если ущерб, нанесенный производству привлечением к работе случайных людей, подсчитать хоть как-то возможно (только за апрель 1980 г. было совершено 52 прогула и зафиксировано несколько десятков случаев появления на рабочем месте в нетрезвом состоянии), то определить, во что обошлось государству использование дипломированных инженеров (целый участок по выпуску новой марки шахтного кабеля держался на ИТР, здесь не осталось ни одного рабочего) невозможно даже приблизительно.

Итак, командно-административные методы в руководстве тяжелой промышленностью области, игнорирование экономических рычагов стимулирования труда и увлечение пропагандистско-идеологическими методами, экстенсивные механизмы развития производства и недостаточное внимание к техническому перевооружению поставили важнейшие отрасли региона на грань кризиса. Необходимы были срочные и действенные меры по спасению тяжелой промышленности Донбасса, в первую очередь угольной и металлургической!

 

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 2097 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.