Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Архив сайта
Июль 2017 (2)
Июнь 2017 (6)
Май 2017 (4)
Апрель 2017 (3)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)

Угольная промышленность Донбасса в 20-е годы



С переходом к новой экономической политике перед властью возникла чрезвычайно трудная задача — научиться управлять производством и при этом не «утратить лица». Речь шла о том, что преобладание идеологии над экономикой всегда чревато нежелательными последствиями.

Х съезд РКП(б) не был съездом начала НЭПа, он лишь обозначил новый курс, приняв решение о замене продразверстки продналогом. Но это было решение, сама же идея выдвигалась ранее, причем неоднократно — на III Всероссийском съезде совнархозов (январь 1920 г.) — Ю. Лариным, в записке члена политбюро Л. Троцкого в ЦК РКП(б) (февраль 1920 г.).

Новый курс вызвал широкое непонимание и сопротивление со стороны многих партийных и государственных функционеров. Серьезное столкновение произошло на X партконференции, когда уже В. Ленину — вчерашнему противнику курса — пришлось семь раз выступать в защиту избранного пути.

Политбюро создало специальную комиссию (Л. Каменев, А. Андреев, А. Рыков и П. Богданов), которая выработала документ, названный «Наказ СНК (Совета народных комиссаров, т. е. — правительства большевиков) о проведении в жизнь начал новой экономической политики». После многочисленных обсуждений в партийных и профсоюзных органах он был утвержден пленумом ЦК и 9 августа 1921 г. — СНК.

Наказ содержал два принципиальных момента: 1) переход к управлению «экономическими единицами сообразно принципам коммерческой выгоды»; 2) разрешение свободы торговли, аренды и концессий. Если в период «военного коммунизма» в основе политики лежала идея, по которой методы управления должны сами собой привести к наиболее благоприятным результатам, то НЭП предполагал, что всякий метод хорош и целесообразен, если он дает экономическую выгоду.

Для управления предприятиями угольной промышленности Донбасса еще в 1920 г. создается ЦПКПУ, этому аппарату предстояло управлять сотнями разнокалиберных предприятий, расположенных на территории 20 тысяч квадратных верст, с более чем сотней тысяч рабочих. Донецкую губернию разделили на четыре горных округа (Луганский, Криндачевский, Юзовский и Шахтинский), которые включали 16 районов, разделенных на «кусты», состоявшие из группы шахт. Однако эта громоздкая структура не могла эффективно управлять отраслью.

Решение проблемы было найдено в комбинировании различных отраслей производства — потребителей угля — с угольной промышленностью. Металлургическая и химическая промышленности Донбасса производили изделия, средства от продажи которых можно было пустить на «собственные» шахты. Юзовскому комбинату треста «Югосталь» были переданы рудники бывших Новороссийского, Никополь-Мариупольского и Рыковского обществ. Макеевский комбинат получил рудники акционерного общества «Унион», Петровский комбинат — шахты бывшего Русско-Бельгийского общества.

Тресту «Химуголь» передали все рудники Лисичанского района, а также шахты Скальковского и Донецкого «кустов».

Позднее у группы руководителей железных дорог появилось желание обеспечить себя топливом, причем дешевым, в результате чего создается общество «Транспорткопи», получившее в середине 1923 г. Байракское и Ровенецкое рудоуправления.

При отборе рудников и прикрепления их к тому или иному тресту в основу было положено два довольно случайных признака: географическая близость рудников к заводам, юридическая связь и принадлежность в прошлом к одному акционерному обществу.

Следует отметить, что, кроме указанных трестов, в Донбассе уголь добывали также Паевое товарищество «Уголь» (ПТУ), «Аркампром», ГПУ и Солетрест.

Но все же, несмотря на определенную децентрализацию, основное оставалось в отрасли ЦПКП, чьи рудники добывали более 70 процентов угля.

При всей своей мощи это правление не было в состоянии «осилить» все дореволюционные шахты. В первой половине 1921 г. из 284 мелких шахт работали 156, добывавших около 11 процентов всего угля в регионе.

26 июня 1921 г. (то есть задолго до выхода «Наказа СНК...») руководство ЦПКП издает приказ № 229, который разрешал сдавать шахты в аренду артелям, кооперативам и отдельным лицам. Арендаторы должны были отдавать государству 30 процентов добытого топлива, свободно распоряжаясь остальным. Ставилось и такое условие — не принимать рабочих крупных предприятий. При этом кустовым и районным управлениям разрешалось снабжать по договоренности арендованные шахты лесом и материалами. Но сразу же оказалось, что сам текст приказа имел ряд непродуманных положений, в результате чего возникали десятки замаскированных «рогаток» на пути возможных арендаторов. Да и стиль документа был таким, что создавалось впечатление необязательности его выполнения.

Первая сложность заключалась в том, что процедура сдачи мелких предприятий в аренду состояла из такого количества бумажных «действий», что в каждом районе можно было за месяц провести оформление передачи лишь 2—3 шахт. Но и после этого договор вступал в силу только через месяц. Это значительно сдерживало темпы развития добычи на мелких предприятиях.

Для того, чтобы контролировать плату за аренду и бороться с «хищническими» методами разработки угля, требовался специальный аппарат.

5 июля 1921 г. Донецкое губернское экономсовещание создало специальный орган для сдачи в аренду шахт — Комиссию по использованию мелких каменноугольных предприятий (КИМКП). В ее состав были включены член президиума губисполкома А. В. Радченко, председатель губернского отдела профсоюза горнорабочих и один специалист.

Население с самого начала проявило интерес к нововведению. А вот со стороны районных управлений и райкомов профсоюза выдвигались различные препятствия и помехи.

Давало, скажем, районное управление на передачу в аренду некоторые шахты. Когда же на них начинались работы, приходил приказ — договор отменить, арендаторов-частников арестовать. Были случаи произвольного ареста промышленной милицией всех должностных лиц, приезжавших в район для сдачи шахт. Предприятия, возвращенные «под крыло» райуправления, иногда подвергались затоплению. А то и просто предпочиталось затопление шахты передаче ее в аренду.

В некоторых районах для защиты интересов крупной промышленности вокруг рудников устраивались «демаркационные» запретные полосы, на территории которых нельзя было действовать частникам.

На ряде шахт, сданных в аренду, запрещались работы из-за нежелания трудоустраивать местное сельское население. Не разрешалось пользоваться конными подъездными путями и погрузочными пунктами, даже бездействовавшими. Был издан приказ, абсолютно и безусловно запрещавший ранее разрешенный отпуск материалов арендаторам в обмен на дополнительный уголь.

Профсоюзные органы находили «лазейки» чисто ведомственного характера, чтобы помешать аренде мелких шахт. В циркуляре № 12 губернского отдела профсоюза горнорабочих от 2 августа 1921 г. отмечалось, что решение об открытии мелких и крестьянских шахт позволит получить дополнительно 6 миллионов пудов угля в месяц практически с минимальными затратами. Райкомам профсоюза рекомендовалось оказывать содействие передаче шахт в аренду, но при этом ставилось условие — «без разрешения центра подобных сделок не заключать». Тем самым местные органы лишались возможности активно участвовать в этом процессе. А ведь на местах лучше знали ситуацию, могли принимать более обоснованные решения.

Некоторые райкомы профсоюзов обвиняли комиссию (КИМКП) в слишком высоких ставках зарплаты у «частников», другие — чрезмерно низких, хотя по всему Донбассу действовала одна семнадцатиразрядная тарифная ставка.

Профсоюзы требовали от предпринимателей приема на работу только своих членов, тогда как важнейшая задача КИМКП заключалась в привлечении на работу в шахтах местного крестьянского населения, не состоявшего в профессиональных организациях.

Артели и частников принуждали содержать на свои средства шахткомы, устраивать на мелких предприятиях больницы и оплачивать их медперсонал, угрожая в противном случае отдать арендаторов под суд.

Некоторые рудничные комитеты требовали выдачи зарплаты рабочим арендных шахт только с разрешения профсоюза и только после выплаты на государственных рудниках (это было связано с обесцениванием денег и ставило первых в худшие условия).

Подобные помехи значительно тормозили работу КИМКП. И если комиссия не достигла значительных результатов, то это прежде всего из-за подобных «недоразумений».

Начав работу 5 августа 1921 г., комиссия через две недели вернулась в Бахмут почти без результатов.

Первые 2000 пудов угля были добыты на мелких шахтах в Щербиновском районе 20 августа 1921 г; Но взаимоотношения КИМКП с государственными предприятиями не налаживались — приходилось многократно возвращаться в один и тот же район, где, казалось, все проблемы сдачи в аренду были решены. В результате больших усилий к 1 сентября было организовано семь арендных участков: Дружковский, Щербиновский, Марьинский, Алмазный, Успенско-Ольховский, Дебальцевский и Криндачевский.

Только прибытие специальной комиссии Совета труда и обороны во главе с заместителем председателя Высшего совета народного хозяйства И. Т. Смилгой «легализовало» полномочия КИМКП. Но еще длительное время желания многих взять в аренду мелкие шахты не удовлетворялись, продолжалось затопление «ничьих» предприятий. Ни у арендаторов, ни у КИМКП не было уверенности в том, что работы на сданных шахтах не будут остановлены.

Созданный райуправлениями контроль продолжал вносить в работу арендаторов нервозность: усилия техников-контролеров растрачивались впустую, в основном — на мелкие придирки. На некоторых участках штаты контролеров превышали количество работников КИМКП, обслуживавших хозяйственную работу.

Создавалась ситуация двойной опеки: уполномоченные комиссии были обязаны контролировать работу арендаторов и одновременно отвечали за добычу угля, а контролеры от райуправлений никакой ответственности за работу мелких предприятий не несли. Арендаторам предъявляли совершенно не совпадавшие требования по текущей отчетности, и если учесть, что речь шла, как правило, о неграмотных или малограмотных крестьянах или рабочих артелях, которых среди арендаторов было большинство, то понятна несуразность таких требований.

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 3207 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.