Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив сайта
Май 2017 (2)
Апрель 2017 (3)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)
Январь 2017 (4)
Декабрь 2016 (3)

Дума о кривой косе. Часть 2



Начало статьи

Впервые же Азовским море названо в 1384 году летописцем Пименом.

За этой кажущейся чехардой в названиях одного и того же моря кроются великие вехи отечественной истории, к которой так или иначе был причастен и Донецкий край.

Перво-наперво следует помянуть об Азовском осадном сидении казаков в 1641 году, когда они четыре долгих месяца, отвергнув предложение турков сдать крепость, героически обороняли ее от во много раз превосходящих сил противника. Мощная Азовская крепость — важный опорный пункт турецких владений в Причерноморье — была захвачена ими еще в 1637 году без ведома и согласия русского правительства. О важности их действий говорится в «Повести об Азовском осадном сидении»: «Через тот разбой свой отделили вы государя царя турецкого от всей его орды крымской Азов-городом. А та крымская орда — оборона его на все стороны. Второе: отняли вы у него пристань корабельную. Затворили вы тем Азов-городом все море синее, не дали проходу по морю судам и кораблям ни в какое царство, в поморские города». Турки в конце концов сняли осаду. Однако Земский собор, собравшийся в январе 1642 года, опасаясь войны с Турцией, отказался принять Азов в русское подданство, и летом того же года остатки казачьего войска покинули город.

В древней летописи говорится лишь о донских казаках. Но в украинских народных думах и легендах сохранилось свидетельство о том, что и запорожские казаки участвовали и в захвате крепости, и в обороне. И это было вполне оправданно, поскольку турки и татары крымские донимали в первую голову Запорожскую Сечь.

Дошло до нас с прошлых веков предание о взятии запорожцами Азова, который по ошибке сказитель назвал турецкой столицей. Запорожские казаки были горазды на военные уловки, часто брали не одной удалью врага, а и хитростью, сметкой. Так они и поступили с Азовом. Их атаман сказал:

- Знаете, браточки, что? Силой, может, и не возьмем, бо крепость большая, а хитростью скорее возьмем.

Понаделали казаки возов, положили в них ружья, принарядились чумаками, а атаман — купцом. И махнули. Когда стали уже подъезжать к Азову, тогда взяли и попрятались в возы по семь, по десять или и того больше казаков, а сверху возы обшили шкурами и — гайда.

Въехали на закате солнца в Азов и встали вдоль улиц. Вот самый богатый турецкий купец выходит к ним и спрашивает:

- Что, братия, продаете в возах?

- Продаем, — отвечают, — дорогой товар: и куницы, и лисицы, и черные соболя.

- Ну, — говорит, — подождите до утра. Я сам весь товар закуплю.

- Хорошо, — отвечают.

Улеглись турки спать. И тогда как повылазили все эти «куницы», «лисицы» и «черные соболя» из возов да как метнулись по городу — так он весь и дымом взялся. Турки бросились тушить — а тут и жгут, и режут. Они тогда давай удирать!

До восхода солнца орда убралась к бесовой матери в Турцию, а казакам достался город и все добро в нем.

За достоверность предания никто, понятно, ручаться не будет. И все же, все же... Короче, не бывает дыма без огня.

То же можно сказать и о думе «Про втечу трьох братів з Азова, з турецької неволі». В ней прямо сказано, что братья бежали дикой степью, по Дикому Полю, заворачивали к Саур-могиле, дабы укрыться в лесах на ней, передохнуть и набраться сил, а далее плыли Волчьими Водами, то есть по реке Волчьей, до Самары, в запорожские вольности, вообще в христианский мир. Как тут не поверить в истинность происходившего?

Следующей по значимости исторической вехой можно, вне сомнения, считать Азовские походы 1695—1696 годов русских войск и флота под командованием Петра Первого, чтобы наконец-то взять Азов и через него открыть выходы в Азовское и Черное моря и оградить южные границы Российского государства от набегов турок и крымских татар; первый из них, как известно, был неудачным из-за плохой подготовки и отсутствия собственного флота, второй же увенчался успехом.

Эти походы совершались через бывшее Дикое Поле, и в них принимали непосредственное участие и запорожские казаки, оборонявшие наш край от кочевников по своим сторожам.

О тех событиях народная память сохранила не одно предание, не одну легенду, которые схожи на правду и подтверждаются многими географическими названиями, сохранившимися с давних пор. В большинстве из них присутствует Петр Первый. И то, как он останавливался со своим войском в одном из байраков на вершине Донецкого кряжа, а на них напали татары, которых они совместно с запорожцами разбили, — место это зовется и поныне Государевым Байраком, находится оно неподалеку от Горловки; и то, как наткнулись солдаты в степи на родник с несказанно вкусной водой, а Петр Первый, испробовав водицы, бросил в криничку золотую монету и нарек ее Золотым Колодязем; и то, как он навестил попутно Торские озера, где к тому времени уже велось кустарное солеварение; и то, как притащили к нему на привал «земляное уголье» и бросили его в костер, а оно, диковинное, загорелось, вспыхнуло жарким пламенем, и царь изрек: «Сей минерал если не нам, то нашим потомкам зело полезен будет...»

Не менее важным событием в истории Азовья было и создание Азовского военного постоянного флота взамен временного, сработанного для взятия Азова далеко от моря — в селе Преображенском под Москвой и в Воронеже и затем сплавленного по рекам и притокам в Дон... Правда, во время неудачного Прутского похода в 1711 году флотилия была уничтожена, и в первой русско-турецкой войне 1735—1739 годов на Азовском море действовала Донская флотилия. А уж в последующих войнах и Крымской кампании, и второй русско-турецкой 1877—1878 годов — вновь и вновь воссоздавались азовские флотилии, пополняемые местными жителями.

Все эти, последние по времени, эпохальные события не обходили стороной и Кривую Косу, поскольку она была заселена еще в 1750 году, когда на ней обосновались рыболовецкие станы запорожских и донских казаков, и волей-неволей вовлекалась во все, что происходило на море, омывающем ее.

Особо же ей досталось в середине XIX века во время Крымской войны.

Для переброски продовольствия русским войскам, оказавшимся в тяжелом положении, царское правительство и командование вынуждены были использовать близкое и доступное ему северное побережье Азовского моря. Но англофранцузская эскадра перехватывала груженные довольствием транспортные суда, обстреливала и прибрежные села, население которых помогало снаряжать помощь воюющим соотечественникам. Подверглась обстрелу и Кривая Коса: 6 июля 1855 года к ней подошли на близкое расстояние семь неприятельских кораблей и открыли одновременно губительный огонь, круша все и поджигая. С неделю горел угольный склад. Английский военный корабль «Джаспер» обманулся, приняв его за сигнальный, поспешил к нему и сел на мель.

Этот эпизод вошел в эпопею «Севастопольская страда» в несколько измененном виде: по Сергееву-Ценскому, казаки наблюдали исподтишка за тем, как английские моряки на шлюпке промеряли дно и ставили вешки, обозначая глубину для прохода корабля, а ночью взяли да и переставили те вешки. Поутру «Джаспер» двинулся было к берегу и угодил на мель. Да так, что подошедший другой корабль, как ни силился, не смог сдвинуть его с места. А тем временем по засевшему на мели «Джасперу» начали палить русские и с моря, и с суши. Англичане обратились в бегство, бросив не только корабль, а и флаг корабля, что считалась самым последним делом. Снятые с пылающего вражеского борта два орудия в знак победного торжества отправили в Новочеркасск, где они стоят и поныне при входе в музей донского казачества.

За этот бой, длившийся один день, жители Кривой Косы здорово поплатились: вскоре подошли девять вражеских кораблей и дотла все разрушили прицельным огнем. А в начале осени еще и десант высадился, который разграбил поселение дочиста. Об этом событии свидетельствуют «Донские епархиальные ведомости»: «... вследствие таких разорений всемилостивейше пожаловано жителям этого поселения пособие в 6000 рублей». Об участии в тех войнах местных казаков тоже сохранились вещественные доказательства — памятные медали.

Не миновали беды Кривую Косу и в XX веке.

Чего стоил один врангелевский десант полковника Назарова?! Назаров был из местных. И когда на Кривую Косу прибыли из Таганрога председатель ревкома и из управления Первой конной армии представитель, чтобы заготовить для Красной Армии хлеб, Назаров тоже присутствовал на сходе, проходившем гладко, ибо казачки слишком охотно поддакивали, заверяя, что незамедлительно соберут нужный нуждающимся красноармейцам провиант и вывезут на Косу, откуда его и заберут-де судном. Назаров посмеивался в душе, слыша, как представитель Первой конной сомневался, полушепотом обращаясь к ревкомовцу: «Ох и не нравится мне это собрание...» А тот недоумевал: «А чего?» Фронтовик вздыхал: «Да слишком все хорошо идет». Подпоясанный захудалым ремешком, в рубахе навыпуск, ряженный под мужичка, Назаров не выдал себя. Он ждал корабль «Зоркий», который должен был прислать генерал Врангель за этим хлебом и супроводить его на Керчь. Однако опасаясь разоблачения, он все же бежал под пологом ночи на лодке, а спустя какое-то время высадился десантом. Он надеялся увлечь за собой население Кривой Косы и соседних хуторов. Ему помогал поп Федор Зимовнов. В открытую призывал с амвона противостоять Советам. Едва ли не каждую свою проповедь он начинал так:

- Это черти, которые не признают ни царя-батюшку, ни самого господа Бога!..

Или примерно так:

- Это звери в образе человека!..

Довелось и ему отступать вместе с Врангелем — сначала в Мариуполь, а потом на греческом судне в Турцию, далее — в Софию. Говорят, что там нашли его в 1944 году особисты и расстреляли...

А уж в Великую Отечественную войну и вовсе выпала печальная доля Кривой Косе. В суровую зиму 1941 — 1942 годов Таганрогский залив замерз основательно, что ранее случалось довольно редко. Преодолевая пешком десятки ледовых километров, наши разведчики добирались из Ейска до Кривой Косы, чтобы заполучить необходимые нашему командованию сведения. И многие из них гибли, ибо гитлеровцы хватали всех, кто появлялся на этом берегу и не был местным жителем. На одной лишь Косе, по свидетельству адмирала Горшкова, было установлено восемнадцать виселиц!

Но и разведчики мстили врагу. В ночь с 22 на 23 февраля группа полковника Старинова атаковала вражескую часть на Кривой Косе. Во время завязавшегося боя прямо в машине, которая шла из Таганрога, был убит военный инженер и захвачены разработки новых вражеских вооружений.

Быть может, былая казачья воинственность и удаль коренных поселенцев Кривой Косы сказалась и на потомках. И потому, видать, не случайно родился на ней и вырос Герой Советского Союза генерал-полковник Иван Ильич Людников. В годы войны полковник Людников командовал дивизией, был участником Сталинградской битвы. В поселке Баррикады установлен обелиск с надписью: «Здесь дивизия под командованием полковника И. И. Людникова героически защищала территорию, названную «Островом Людникова».

Так уроженец кривокосских мест, считай, своей кровью, породнил две своего рода огненные земли — Приволжскую, русскую, и Приазовскую, украинскую.

Как породнил их своей жизнью и своей смертью и другой выходец из Кривой Косы — Георгий Яковлевич Седов: великий мореплаватель, полярный исследователь, родившийся в 1877 году на юге Украины, навеки остался на далеком севере России.

В палатку, какую я со своими спутниками разбил на прибрежной полосе, возвращаться не хотелось. Я насобирал на песчаных дюнах сухих стеблей колосняка и пырея, развел небольшой костерок и стал дожидаться рассвета. Хотелось еще раз посмотреть, как выкатывается на морскую равнину огромный солнечный шар и некоторое время будто катится по ней, а не сразу поднимается в небо.

Надо мной помигивали яркие звезды, которые с приближением утра, похоже, делались крупнее и ярче, как если бы оповещали нас, землян, о скором явлении дня.

Проводив задумчивым взглядом в крымскую сторону небесный, постепенно делавшийся все белесее и белесее, точно и впрямь был молочным или солевым, Чумацкий шлях, я отыскал на северном небосклоне Большую Медведицу и Полярную звезду. И невольно подумал, что звезды эти сияют как раз над могилой Седова, затерянной в Ледовитом океане, где-то на острове Рудольфа из архипелага Земля Франца-Иосифа. Мне, бывавшему в Арктике, легко было все это представить воочию. Отчего легким холодком обдало сердце.

Продолжение статьи

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 713 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.