Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Архив сайта
Ноябрь 2017 (2)
Август 2017 (4)
Июль 2017 (2)
Июнь 2017 (6)
Май 2017 (4)
Апрель 2017 (3)

Дума о каменном угле. Часть 3



Начало статьи

Сколько возвышенных слов посвятили углю поэты разных поколений!

Михаил Светлов:

Хмуро молчал неприветливый уголь,
Шли вагонетки, и рельсы сверкали...
Где же ты, нежность? И люди подругу
Сами себе из угля высекали.

Ярослав Смеляков:

Поважнее красот ширпотреба,
Хоть и эти красоты нужны,
По заслугам приравненный к хлебу,
Черный уголь рабочей страны.

Борис Котов:

Мы брали с бою уголь,
Несли в забой огни,
Чтоб счастье, словно друга,
Найти и сохранить.

Леонид Вышеславский:

Донецкий край, где жизнь берется с бою,
Ты мне знаком и вечно будешь мил!
Твой уголек, лежащий под землею,
Глаза парней немного подсурьмил.

Евгений Сердинов:

Кусочек угля, черный слиток,
Он сын земли, он солнца сын,
В нем крепко смешаны и сбиты
И света высь, и тьма глубин.

Грицько Бойко:

Огонь угля и блеск металла
Красу цветов, дыханье рек,
Что утаил — навек пропало.
А что отдал — мое навек.

Евгений Нефедов:

Цветы и уголь,
Как любовь и труд,
Равны в своем
Высоком назначенье.

Геннадий Щуров:

Статистике горной
известно не зря:
Они оживают,
Приходят в движенье,
Приходят в смятенье,
когда наступают,
Увитые золотом
Дни увяданья,
В звончайшие дни
Пробужденья деревьев.
Ведь уголь когда-то
деревьями был!

Андрей Вознесенский:

Здесь у парней
Умный закон:
Уголь черней —
Чище огонь!

Василь Юхимович:

...Где б я ни встретил
Искорки-углинки —
На складе, во дворе ли
У окна,
Как пригоршни подземного зерна, —
Припоминаю горы и долины
Земли шахтерской, что огня полна.

Владимир Труханов:

Отступали... И вот на разъезде...
(Я не знаю названья ему,
Но запомнил я сердцем солдата —
Не проеду разъезд невзначай:
На рассвете глухие раскаты,
Липнет кровь, как степной молочай,
И уходят последние части,
Тяжело сапогами пыля...)
...У разбитой платформы, как счастье,
Я увидел кусочек угля.
Может, уголь тот был не донбасский,
Но меня обступили бойцы.
И с какой-то любовью и лаской
Каждый трогал родной антрацит.
Потянуло далеким, знакомым.
Захватило дыханье... В ушах
Пел гудок над родным терриконом,
Над копрами оставленных шахт.

Почтение великое к углю, огненному брату, перешло и на шахтеров, добывающих его.

Ты, в награду вечности не требуя,
Достаешь огонь из-под земли.
Путь подземный, силы не жалея,
Ты к пластам торишь,
неукротим. И мятежный подвиг Прометея
Меркнет рядом с подвигом твоим!
Атланты рубят уголь
И держат каменное небо
На каменных плечах...
Когда идет шахтер навстречу —
Благоговей!
Он света нового предтеча,
Он — Прометей!

Под вдохновенным пером Леонида Жарикова родилась и сказка о Прометее. Спорхнула с чернильного кончика вдохновенного писательского пера и пошла гулять по шахтерскому краю. Навроде сказа народного. А раз сказ — то он и взрослому человеку по душе. И для житейского умудрения, само собой.

Повествование в нем ведется от имени старого шахтера из Горловки — деда Синицы, доброго по характеру, обладающего острой смекалкой, гораздого на меткую шутку.

«Так и договоримся, друга мои, сказок я вам рассказывать не буду, потому что, откровенно говоря, никаких сказок не знаю. Как я жил по правде, так правду и выскажу, какая она есть, — с медом и с перцем. Я буду рассказывать, а вы доставайте свои тетрадки, и когда у нас все слова кончатся, начнем выдумывать. Только и выдумка будет чистой правдой, то есть самой жизнью. Ну, а где жизнь, там и выдумка или мечта — без нее человеку не видно пути вперед.

То добре, что вам интересно, как в старое время жили шахтеры. Кто прошлого не знает, тот настоящего не поймет. Так что приготовьтесь горевать и удивляться, потому что жизнь углекопов до революции была немыслимым кошмаром и ужасом. За людей нас не считали. Помню, один знакомый шахтер заболел чахоткой, бедняга. Скопил он денег и подался на юг в курортные места лечиться. А там его городовой — цоп за рукав: «Ты, говорит, зачем сюда приехал, чучело гороховое? Господ будешь углем своим пачкать? А ну, проваливай, пока цел». Вот такой беспросветной была наша судьба. Под землей я проработал шестьдесят годков, прошел через все профессии, какие есть в шахте, и через все времена, через все муки прошел. И если вы, дорогие красные следопыты, пришли к деду Синице узнать все о прошлой жизни, то слушайте, открою перед вами святую правду — это уж точно!

Для начала расскажу я вам лекцию и начну ее с вопроса. Мы с вами говорим: шахтер, шахтер. А кто такой шахтер, не знаем. Возьмем, к примеру, тебя, дружок, как ты считаешь — кто есть шахтер? Человек! Правильно, только малость приблизительно... Ну, а ты как скажешь? Шахтер — человек, который добывает уголь под землей. Тоже верно. Пошли дальше. Ты, светлая голова, как считаешь? Шахтер — герой подземного труда! Такая оценка есть самая верная, и мы ее принимаем единогласно.

А теперь приступим к лекции.

В какие годы — неведомо, в каком краю — неизвестно, жил могучий титан, фамилию не помню, а звали его Прометей, вроде нашего Прокофия или, как мы говорим, Прошка. Бог не бог, человек не человек, одним словом, великан: небесами укрывался, зорями подпоясывался, звездами застегивался. Жил этот Прошка-Прометей вместе с богами на высокой горе под названием Олимп. Там у богов хранился священный огонь. А в это время люди на земле погибали в темноте от холода и голода. Жили в пещерах, питались сырым мясом да дикими кореньями. Разум у людей был слабый, как у малых детей. И беззащитными они оставались перед лицом природы. Смотрел, смотрел Прометей, и стало ему жалко людей. Думал: как же так и за что люди страдают? Взял тайком у богов огонь и отнес людям.

Свет от небесного огня осветил мысли людей, пробудил их дремлющий ум, зажег в сердцах стремление к труду и счастью, Прометей научил людей готовить на огне пищу, варить целебный сок растений, который помогает при болезнях и ранах. Избавились люди от страха смерти, научились бороться с природой, добывать в недрах и обрабатывать металлы: медь, железо, серебро и золото, делать из них оружие и украшения. Люди научились строить себе дома из дерева и камня, делать корабли, окрыленные парусами.

С гордостью смотрел Прометей, как люди становились разумными, искусными во всяких делах.

Узнал об этом главный бог и рассерчал. Позвал он своих верных слуг Силу и Власть и велел схватить нашего Прошку-Прометея. Связали его веревками, привели. «Зачем же ты, такой-сякой, взял и украл у меня священный огонь и отнес людям?» — «А затем, — отвечает Прометей, — что твои боги без людей, что генералы без армии». — «Неправда! — закричал главный бог. — Моя армия — тысячи тысяч ангелов и архангелов, они моя надежда и защита». — «Извините, — смело отвечает ему Прошка-Прометей, — не будет людей, не будет и ангелов».

Сказал он эти правильные слова, только бог не захотел их слушать. Приказал он вызвать святых прокуроров, и те вынесли приговор Прометею: дескать, виновен и не заслуживает снисхождения.

Суд есть суд, да еще небесный — кому пожалуешься?

И велел главный бог казнить Прометея ужасной казнью: приковать его цепями к гранитной скале, и чтобы хищный орел-птица клевал ему сердце и разрывал грудь. Тысячу лет солнце жгло иссохшее тело Прометея, ледяные ветры секли его колким снегом. Но Прометей вытерпел все муки, потому что страдал за людей.

На этом нашей лекции подошел конец. Только есть продолжение, есть секрет особого свойства, и я вам сейчас его открою. Тем Прометеем был, кто вы думаете? Человек подземного труда — шахтер! И когда боги приговорили его к зверской казни, все шахтеры поднялись, пришли к богу и сказали ему дерзко: «Знаешь ли ты, всевышний, откуда у тебя в священном очаге огонь? Кто его добыл и принес сюда, на Олимп, чтобы ты сидел и грелся?» — «Ну, объясните, кто принес мне огонь?» — говорит главный бог. «Шахтеры! Вот кто постарался для вас и принес вам тепло. И если шахтеры всего мира захотят, то огня у вас не будет. Поэтому освобождай Прометея по собственному желанию, иначе лишим огня все твои небеса». »

Делать нечего — зовет бог святых прокуроров, надо амнистию делать Прометею. А куда денешься? Так и проголосовали.

С тех пор и живет на свете шахтер Прошка-Прометей, Бог не бог, человек не человек, и люди во всем мире кланяются ему с любовью.»

На Луганщине до сих пор передают из уст в уста любопытную быль о каменном угле, которая по прошествии многих лет уже выглядит как бы и легендой, в крайнем случае — преданием.

О том, как из антрацита шахтеры соорудили «венок бессмертия», когда умер вождь пролетариата Ленин, и отправили ему на могилу в Москву.

В ту январскую стужу 1924 года, разумеется, живых цветов нигде не нашлось на угольных рудниках, в рабочих поселках. И самоцветами, этими вечными цветами земли, Донбасс не был богат, чтоб из них составить подобающий венок, как это делали на Урале. К тому времени геологи еще не открыли их в Донецком кряже, лишь предполагали, что они все-таки должны быть где-то в этой почти гористой местности.

Вот, считай по безвыходному положению, кому-то пришла в голову думка слепить из антрацитовых пластинок и кусочков траурный венок. Антрацит-то колется ровнехонько, если его осторожно расслаивать.

К антрацитовому венку пожелали быть причастными все забойщики. И каждый из них выносил из шахты на-гора свой, им добытый уголь. А в шахтном управлении на листе фанеры, отгрунтованный белилами, с контурами рисованного венка, на вырезанных из материи листках, покрытых клеем, осторожно укладывали поверх всего угольные пластиночки. В заключение покрыли лаком. Получился как настоящий! Из, скажем, чернолистного лавра. Ему ни снег, ни морозы, ни долгая и тряская дорога до Москвы — нипочем!

Все цветы и венки из них на могиле вождя тут же увяли, а шахтерский венок стоял как живой! Снег таял на его листьях и скатывался каплями, схожими на слезы. Шахтеры убеждены, что угольные листья были теплыми в крещенские морозы от солнца, заключенного в угле, и от сердец и рук тех, кто его добывал. Копия этого венка и поныне хранится в музее Ровеньков Луганской области. Значит, быль!

С тех пор, как открыли в Донецком кряже залежи каменного угля, прошло без малого три века.

Добывают его нынче и в Донецке, и в Горловке, Дзержинске и Енакиево, в Снежном, Торезе, Шахтерске и Макеевке, в Доброполье, Красноармейске, Селидово и Угледаре. В центре кряжа и на его северных, западных, восточных и южных отрогах — всюду! Не говоря уж о Большом Донбассе, который охватывает и Днепропетровскую область, и Донецкую, и Харьковскую, и Луганскую в Украине, а в России — Ростовскую и Воронежскую области.

А залегает он по прихоти природы, в зависимости от мук, в которых рождала его земля, пластами толщиною от сорока пяти сантиметров и до двух метров и под уклонами от двадцати до семидесяти градусов. И выбирать его, зажатого со всех сторон породами-известняками, по-прежнему не так-то просто. Ко всему еще и реки подземные то и дело вскрываются и затапливают выработки, и газ-метан неизменно грозит внезапными выбросами, когда в момент может запечатать угольной мелкой, как порох, пылью подземные галереи длиною в триста метров, а то и взорваться от какой-либо искры и обрушить на горняков каменное небо, как ты его ни укрепляй, и через каждые тридцать метров в глубину недр температура повышается на целый градус, а доводиться добывать уголь почти на всех шахтах Донбасса уже за километровой отметкой, и большая крутизна мешает внедрить новую технику...

Хотя давным-давно кайла и ломы для ломки угля были заменены отбойными молотками. А там подоспела и врубовая машина — «врубовка», вслед за ней — угольные комбайны и комплексы, которые сами и проходку делают — пробивают подземные ходы к угольным пластам, и лаву в угле нарезают, вгрызаются в неподатливый пласт, сбрасывая на конвейер добытый уголек, а заодно и крепят вслед за собой выработанное пространство, автоматически передвигая и подпирая кровлю тяжеленными чугунными, а возможно, и из какого покрепче металла, тумбами...

И шахтерских коней, облегчивших в свое время труд тягальшиков, или саночников, тоже заменили — на быстрые электровозы, каждый из которых заключает в себе не одну лошадиную силу энергии.

С введением новой техники неузнаваемо изменился и добытчик угля. По большей доле горняки теперь со средним и высшим образованиями, при надобности сами могут не только в темпе починить то ли комбайн, то ли комплекс, со всеми приводными сложными механизмами, а и доработать, доусовершенствовать их при испытании, перед тем, как завод горного оборудования приступит к серийному выпуску. Еще и прискажут: «Одна голова хорошо, а полторы лучше!» Имея в виду, что половина принадлежит заводским инженерам и конструкторам. Ну, в острословии им не откажешь.

Мне кажется, что люди, работающие на стыке со стихией, преодолевая ее в единоборстве, куда богаче душой, моральными устоями, образным восприятием окружающего мира, нежели те, кто лишен этой возможности. Не имею в виду начитанность, осведомленность в искусствах и литературе, науке. Говорю о духовном богатстве первозданном, заполученном от природы, которая всегда была и будет до конца света мудрее отдельно взятого человека. Потому как он ведь тоже ее порождение, дитя ее.

Шахтеры, добывая уголь, имеют дело со стихией — пусть и с организованной, а все ж стихией! И переняли от нее, при личной отваге и мужестве, нечто организованно-стихийное.

От организованности зависит жизнь горняков, как на фронте. Потому и спаяны они меж собой шахтерским братством, которое сродни фронтовому.

А от стихии они, очевидно, заполучили народный юмор, склонность к розыгрышам, всевозможным придумкам, никогда не унывающую натуру, как и способность к сказовым былям и небылям, и не в отношении одного Шубина, а и своих собратьев, умение незлобиво подтрунить над сотоварищами, прилепить необидное прозвище и вообще пересыпать свою речь по-народному мудрыми присказками, поговорками и пословицами из шахтерского быта.

Менялись условия их работы под землей и быта на земле, менялось и содержание их по-народному мудрых, хлестких изречений.

На шахту пойдешь — дорогу к счастью найдешь.

Горняцкая дружба крепка не лестью, а правдой и честью.

Кто в забое горячится, никогда не отличится.

Слову — вера, углю — мера.

Не гордись почетным званьем, а гордись шахтерским званьем.

Врубовка любит смазку, как ребенок ласку.

Раньше был обушок — шахтерский дружок, а теперь «Донбасс» — верный друг у нас.

Как спустили к нам комбайн, наступил и в шахте май.

И в пословицах и поговорках выказывается неизменное почтение и углю, и профессии шахтера:

Уголек — что золото: и блестит, и ценится.

Шахтеру шахта — что птице небо.

Откуда же взялись эти слова — «уголь» и «шахтер»?

Немецкий этимолог Макс Фасмер в своем четырехтомном «Этимологическом словаре русского языка» исследует их происхождение достаточно подробно.

Оказывается, слово уголь, по-украински вугіль или вугілля, берет свое начало в древнерусском и старославянском языках, а посему у него одинаковое значение, да почти и произношение, и на сербском, и на хорватском, на словенском и чешском, и польском, и даже на древнеиндийском языках... А в последнем, древнеиндийском, оно сближается со словом огонь, как бы уравнивается по сути своей, по смыслу. И тогда становится ясным, откуда что взялось.

Но из истории известно, что уголь был найден в других странах много раньше нашего. Может, оттуда и заполучили это словцо наши древние? Бог ведает.

Ну, а со словом шахтер — тут дело попроще обстоит. Оно произведено от слова шахта, которое упоминалось уже в XVI веке. Также в эпоху Петра I. И пришло оно к нам через чешский и польский языки из немецкого, которое означало «голенище», то есть «шахта, копь», первоначально воспринимавшаяся как «голенище», «труба» в связи с ее формой. У нас, в Донецком крае, их называли еще и «дудками» — все по той же форме, и далее уж на свой манер — «норами», «ямами», хотя и «копями», «рудниками» — от слов «копать» и «руда», а потом все-таки прижилось иностранное «шахта», потому как на большинстве копален по тем временам хозяйничали заграничные специалисты и владельцы — те же немцы, голландцы, французы, английцы. Они и вживили это слово, ставшее для нас родным.

Бытует среди шахтеров и другое, уже неотъемлемое от их работы словосочетание — на-гора.

Оно вошло в пословицы:

У нас тому почет, у кого уголь на-гора течет.

От громких «ура» уголь не пойдет на-гора.

С новой техникой шахтеру уголь легче слать на-гору.

Вошло оно и в поэзию — русскую, украинскую, грузинскую, абхазскую...

Нелегко расступаются недра и горы,
Нелегко поддается земная кора,
Но приходит народ работящий — шахтеры,
И богатства планеты идут на-гора.
Молоток грохочет
С самого утра.
Выдавай, проходчик,
Уголь на-гора!
И сердце вруба ровно бьется,
Легко дышать компрессорам,
И на электроиноходце
Несется уголь на-гора.
Когда шахтер
Выходит на-гора
И у него —
Победа за плечами,
товарищи
Средь шахтного двора
Его цветами
Радостно встречают.

И самое сильное из приведенных строк — стихотворение «Шахтеры» большого русского поэта-донбассовца Владимира Демидова:

Сдается нам
Земная твердь.
Мы рубим в недрах
Уголь пламенный.
Нас каждый день
Уносит клеть
Из века атомного
В каменный.
Пути шахтеров
Не просты.
Мы пробиваем
Лавы длинные
И поднимаем
Не пласты,
А солнца залежи целинные.
И поминутно у копра
По рельсам гулким
И обкатанным
Оно выходит на-гора
Из века каменного
В атомный!

И во многие прозаические книги отечественных и зарубежных писателей: в романы Сергея Сергеева-Ценского «Наклонная Елена», Бориса Горбатова «Донбасс», Юрия Черно-Диденко «Правда на земле одна», Александра Кронина «Звезды смотрят вниз», Элтона Синклера «Король-уголь», в повести Ильи Гонимова «Шахтарчук», Михаила Чабанивского «Каменное небо», Григория Баглюка «Синий заяц»...

А Василий Гроссман, некоторое время живший и работавший в Донбассе, даже этим словосочетанием озаглавил весь роман, только почему-то на немецкий лад: «Глюк-ауф».

Синклеровский роман «Король-уголь» буквально со второй страницы начинается с песенок, в которых есть такой куплет:

Знает Уголь-король:
Деньги всюду пароль.
Много дал он угля на-гора!

В толковом словаре русского языка это словосочетание определяется как наречие: наверх, на поверхность земли. И все! Но почему именно на гору? Можно просто объяснить: руды и угольные копи открывали попервах в горах — Уральских, Оленьих на речке Кундрючьей, Соколовых на Северском Донце, люди-добытчики забирались в эти горы, вовнутрь, а потом выбирались наружу — на гору, оттого и — на-гора.

Но лучше всего обратимся за помощью к знатоку, известному ученому-филологу и этимологу Евгению Отину:

В настоящее время в профессиональной речи и в газетах можно нередко встретить это шахтерское словечко, например: «Уже в нынешнем году Николай Путра и его товарищи выдали на-гора без малого десять тысяч тонн сверхпланового угля» («Правда», 12 февраля 1969 г.). Реже оборот выдать на-гора употребляется переносно...

В словарях XIX века его нет, в том числе и в «Горном словаре» Г. Спасского (М., 1841).

В современном русском языке значение «поднять на поверхность, из шахты» закреплено за всем выражением выдать на-гора, а в слове на-гора предлог слился с существительным так, что образовал с ним наречие. Этому в первую очередь способствовала необычная для литературного языка форма именительного падежа вместо винительного (на гору).

В речи шахтеров в 20-е годы нашего века слово гора в значении «дневная поверхность шахты» могло употребляться не только в составе наречия и в сочетании с глаголом выдать, но вступало в связь и с иными глаголами (работать, выехать и т.д.). В 1924—1929 годах известный собиратель донских говоров А. В. Миртов в речи потомственных горняков центрального района Донбасса наряду с выражением выдать на-гора записал такие: «он работает на горах»; «опомнился только на горах»; «выехать на-гора». «Поверхностные рабочие — отмечает автор, — это те, которые не спускаются в шахту, а работают «на горах». А. В. Миртов отметил еще одно утраченное теперь значение в слове гора — «место, где построена шахта». По-видимому, фраза «он работает на горах» могла просто служить указанием на профессию шахтера (Словник донецького гірника. — «Етнографічний вісник». Кн. 10. Киев, 1932).

В речи горняков прошлого века словом гора мог обозначаться и сам рудник. Так, в «Горном словаре» Г. Спасского приводятся обороты знать гору — «иметь практические сведения о положении руд и о производстве работ» и идти в гору — «спускаться в рудник». Замечание о местном пермском слове гора — «рудник» мы находим и в газете «Русский инвалид» (1895, № 9): «В рудниках, или, по местному названию, в горах, медные руды добываются, смотря по их твердости, порохострельною и кайловою работами; оторванная от месторождения руда подкатывается по деревянной дороге внутри рудников в тачках к шахте, по которой потом поднимается на поверхность вертикальным воротом в бадьях». Слово гора употреблено здесь в современном значении «шахта», «место добычи полезного ископаемого», а заимствованный из немецкого технический термин шахта — в значении «отвесный колодец, шахтный ствол». Описанный выше способ доставки руды на поверхность проясняет до некоторой степени происхождение выражения выдать на-гора: это означало «поднять полезное ископаемое вверх, наружу» (ср. приведенный Г. Спасским оборот идти в гору, определявший движение в противоположном направлении).

Значение «верхняя, наружная, дневная поверхность шахты» возникло в наречии на-гора под влиянием общеупотребительных предложных сочетаний в гору, на гору, где существительное имеет переносное значение «верх» (вообще в славянских языках значения «гора» и «верх» часто связаны с одим словом: русское диалектное в горе — «вверху, наверху», украинское на гору — «верх по склону», белорусское гара — «гора» и «чердак» — конкретизация значения «верх дома», польское gora — «гора», «верх», «чердак», чешское vrch — «верх», «гора, холм» т. д.).

Форма именительного падежа существительного гора, выступающая в значении винительного (на кого, что — на-гора), выдает диалектное происхождение интересующего нас наречия. В ряде говоров русского языка (главным образом в северо-западных и северных, в меньшей степени в центральных и южных областях Русского государства, где сейчас находятся среднерусские и южнорусские говоры) издавна была известна конструкция земля пахать, топить байна (баню), косить трава и т. д. Разрушение этой конструкции с независимым инфинитивом привело, с одной стороны, к вытеснению формы на -а формой винительного падежа на -у (вместо косить трава стали говорить косить траву), а с другой — к тому, что окончание -а, утратив исконное значение именительного падежа, «выдвигается как общий показатель винительного падежа, вытесняя собой старую аккузативную форму на -у», — так определяет этот процесс Ф. П. Филин в статье «Об употреблении формы именительного падежа имен женского рода на -а в значении аккузатива» («Бюллетень диалектологического сектора Института русского языка», Вып. I. M.-JL, 1947). Примеры, приводимые в работе, исключительно из северо-западных говоров: «Он идет на могила»; «Только на крыша труба провести надо»; «Мы в байна ходили» и др.

Новгородская земля была колыбелью русской горнодобывающей промышленности. Именно здесь нужды железоделательного производства вызвали к жизни, особенно с эпохи Ивана Грозного, многочисленные центры добычи железных руд — в Устюжне Железопольской, Каргополе, вблизи Соловецкого монастыря, в Карелии и в других местах. С конца XVI века начинается добыча местных руд в подмосковных районах, и только в XVII веке в орбиту промышленных интересов России входит разработка богатых рудных месторождений Урала. Сейчас трудно определить, где и когда возникло наречие на-гора — в горнодобывающих районах средневековой Новгородской земли, перекочевав затем с новгородскими рудознатцами на новые земли, или в более позднюю эпоху на Урале (некоторые исследователи отмечают употребление формы именительного падежа в значении винительного и в ряде уральских и сибирских говоров). Определенным ориентиром может служить распространение этой диалектной черты главным образом в северо-западных говорах.

Дальнейшая судьба слова хорошо известна. Закрепившись в профессиональной речи горняков, наречие на-гора в наши дни претендует на общеупотребительность.

Продолжение статьи

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 1462 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.