Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
    Календарь
    «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 
    Архив сайта
    Август 2017 (4)
    Июль 2017 (2)
    Июнь 2017 (6)
    Май 2017 (4)
    Апрель 2017 (3)
    Март 2017 (16)

    Дума о каменном угле. Часть 4



    Начало статьи

    Каменный уголь возвеличен и до «огня глубинного», и до «горного пламени», и до «подземного солнца».

    Как и добытчики его — шахтеры: и огнепоклонниками их называли, и солнцерубами, и...

    Да лучше об этом, вероятно, никто не писал, чем те, кто сам работал в шахте, кто сам, что называется на своей шкуре, испытал, каково добывать в недрах солнечный камень.

    А шахты уходят все глубже и глубже, к угольным пластам, которые залегают в Донецком кряже почитай на двухкилометровой глубине. Попробуй добраться до них, попробуй на такой глубине провентилируй выработки, предотврати внезапные выбросы и взрывы болотного газа — метана! Оттого, знать, так часто в последнее время тревожат небо над донецкой землей, сплошь погорбленной терриконами, гудки печали и скорби...

    Но шахтеры непреклонны! Вновь и вновь спускаются в ее глубины и вступают в отчаянное единоборство со стихией.

    Патриарх шахтерской поэзии Павел Беспощадный еще в начале тридцатых годов, пройдя все круги подземного ада на хозяйской шахте, писал:

    Шахты местом каторжных становищ
    Называли прежде горняки —
    Выбирая груз тугих сокровищ,
    По-иному пляшут молотки.
    И горняк глядит на пласт влюбленно —
    Ты пришла, заветная пора:
    Посылаем в гору эшалоны
    Черного подземного добра.
    Говорили в старину о кладах,
    Распевали множество былин —
    Мы нашли их и на эстакады
    Подаем вагоны из земли.
    И творит горняк иные сказы
    Под землей и у подножья гор.
    Человек, рубающий алмазы,
    Просто называется — шахтер.

    А безвременно ушедший в мир иной Николай Анциферов с молодой, задорной удалью, свойственной его широкой, по-донбасски распахнутой натуре, на первый взгляд совершенно по-иному, однако в том же ключе любви к шахтерам-побратимам, называл себя вельможей:

    Я работаю, как вельможа,
    Я работаю только лежа.
    Не найти работенки краше,
    Не для каждого эта честь.
    Это — только в забое нашем:
    Только лежа — ни встать, ни сесть.
    На спине я лежу, как барин.
    Друг мой — рядом, упрямый парень.
    «Поднажмем!» — И в руках лопата
    Все быстрее и веселей.
    Только уголь совсем не вата:
    Малость крепче и тяжелей.
    Эх, и угольная перина!
    Не расскажешь о ней в стихах.
    Извиваешься, как балерина,
    Но лопата играет в руках.
    Отдохнуть бы минуту, две бы!
    Отдыхаешь, когда простой.
    Семьянин говорит о хлебе,
    О любви говорит холостой.
    Но промчится пара минут —
    И напарник мой тут как тут.
    Шепчет: «Коля, давай, давай!
    Вместе взялись, не отставай!»
    На спине снова пляшет кожа.
    Я дружку отвечаю: «Есть!»
    Я работаю, как вельможа,
    Не для каждого эта честь.

    Но и те, кто лишь гостил или собирал материал для своих книг, не менее уважительно отзывались о работе шахтеров.

    Популярный в свое время писатель Всеволод Кочетов писал так: «...Спуститесь в шахту в Донбассе на глубину девятисот метров, проползите там по наклонной лаве меж хрупких еловых стоек, под кровлей, которая вот-вот придет в грозное движение, вам станет ясно, что труд шахтера — это героический труд».

    Об этом же, об уважении к шахтеру и его труду, сложил немало проникновенных, по-сыновнему исполненных любви к отчему краю, стихов и выходец из Донбасса, тоже познавший смалу шахтерский подземный труд, классик украинской литературы поэт-лирик Владимир Сосюра:

    Нет равного труду шахтера,
    Взрывающего глубь земли.
    Он пробивает путь сквозь горы,
    Чтоб радости моря цвели,
    Чтоб, как небес огни над нами,
    Огни земной красы зажглись,
    Шли поезда за поездами
    И трубы дым клубили ввысь,
    Чтоб заревом ширококрылым
    Вздымались домны в вышину,
    Чтоб вырастала наша смена,
    Вещая светлую весну,
    Чтобы грядущей жизни зори
    Знаменами побед взошли...
    Нет равного труду шахтера,
    Взрывающего глубь земли...

    Но и обратная сторона есть в угле — от него не один шахтер схватил запыление легких и прежде времени опять ушел в глубины земли, на этот раз навеки. И борьба с угольной пылью не менее трудна и важна, чем борьба с взрывоопасным газом метаном.

    И, быть может, единственный поэт в русской литературе, каким был наш земляк Николай Анциферов, мог так отчаянно-весело написать об угольной пыли:

    Она полезна ли, вредна ли —
    О том пусть думают врачи.
    Еще в пеленках мы узнали,
    Что пыль, конечно, — не харчи.
    Но под землей ее вдыхая,
    Совсем не думаем о том,
    Что — ах! — какая пыль плохая,
    Что с нами станется потом.
    От пыли мы страшны, как черти.
    Но на здоровье жалоб нет.
    Не знаю точно — сколько лет,
    Но будем жить
    До самой смерти.

    Одно время великий ученый Дмитрий Менделеев помышлял о том, чтобы уголь не вынимать из шахты и не выдавать его на-гора, а сжигать под землей и пользоваться продуктом сгорания — газом. Мол, та же энергия, но заполученная с меньшим риском для жизни. Идея эта была поначалу подхвачена повсеместно. В Горловке даже есть шахта с соответствующим названием — «Подземгаз». Но прижиться она все-таки не прижилась. На практике оказалось невозможным удержать газ в подземных многоходовых выработках, как и газ метан. Он растекался бы еще и по незримым щелям в породе и угле, выходил бы наружу через степные вентиляционные шурфы, что на отдалении от шахтного главного ствола, и распылялся бы в атмосфере бесследно, лишь принося вред окружающей среде и человеку.

    Однако по подсказке того же Менделеева из угля начали, помимо прямого его назначения, изготовлять и материю, и лекарства, и парфюмерию... Вон как обернулась его польза!

    Словом, горошина угля малая, да удалая!

    Не совладать, как ни бились, как ни мудрили, и с породою пустою, за которой скрывается уголь и которую, чтоб до него добраться, тоже надо выдавать на-гора, затрачивая на это непроизводительные силы. Во многих шахтах ею забучивают выработанное пространство. И терриконов на донецкой земле поубавилось.

    Тем не менее, наравне со старыми, почти что сивыми от времени, схожими на скифские или казачьи курганы, нет-нет да и появляются новые, иссиня-бурые, в колчеданных дымках, иносказательно свидетельствуя, что под землей кипит жаркая работа, что день-ночь там добывается столь необходимый людям уголь — сгусток солнечной энергии. Без которого людям никак, ну никак не обойтись до времени.

    Рад, что мои мысли и чувства, связанные с отчим краем, совпадали и совпадают с теми, о которых писалось раньше в художественной прозе, стихах, о которых пелось и поется во многих песнях, посвященных Донбассу, его светоносному, огнено-жаркому угольку.

    «Донбасс — один из замечательных краев нашей страны, — выражал несколько десятилетий тому назад московский писатель свои впечатления. — Выражаясь приподнятым, одическим стилем, о нем можно сказать, что это царство индустриального труда. Тот, кто проезжал через Донбасс в поезде, помнит его пейзаж: на десятки, сотни километров — терриконы, домны, трубы, цветные дымы, снова терриконы... А того, кто летел над Донбассом в самолете, поражала сплошная мерцающая россыпь огней. Они долго горят под крылом самолета, и кажется, что там, внизу, лежит гигантский город, над которым надо лететь чуть ли не полночи».

    Как я понимаю его! Как понимаю...

    Когда подымаюсь в донецкое небо на современном лайнере, всякий раз окидываю прощальным взором родную землю и муравейниками разбросанные по ней терриконы. И, утопая в небесной синеве, ослепительно осиянной ярым солнцем, машинально напеваю про себя:

    Что ты знаешь о солнце,
    если в шахте ты не был,
    Если ходишь под солнцем с утра?!
    Только тот ценит солнце
    и высокое небо,
    Кто поднялся с зарей на-гора...

    По роду своих обязанностей, когда я работал в угольном отделе одной из донецких областных газет, мне привелось побывать в шахтах почти всех главных угольных районов Донецкого края — в горловских и дзержинских, добропольских и красноармейских, снежнянских и торезских, и в макеевских, донецких, селидовских и угледаровских... Короче, знаю о труде шахтеров не понаслышке. И могу ручаться, что да, действительно нет труднее никакой другой работы, чем у них. Да еще когда пласт тонкий настолько, что, пробираясь по лаве, обдираешь спину, да еще когда крутизна ее такая, что в любой момент можешь сорваться вниз, если зазеваешься и не удержишься за стойку, а рядом с тобой лавиной несется обрушиваемый сверху уголь, его стремительный поток порой кажется то углепадом, то угольной рекой, да еще когда сбои в вентиляции и ты ощущаешь, как царапает тебя изнутри угольная острая пыль, едва откроешь рот, сняв респиратор или «лепесток», чтоб сделать спасительный глоток воды...

    Но и горд тем, что приобщился к труду шахтеров, что посчастливилось и мне быть их — угольной! — миррой мазанным. Словно причащение принял!

    Чем выше, чем дальше удаляюсь от донецкой земли, преображенной моими земляками, и в первую очередь — шахтерами, тем она становится для меня как бы роднее и ближе. И моложе.

    Дорожу этим чувством, как, наверное, дорожит юноша первой любовью. От него вроде бы и сам молодею. Под стать по-молодецки обновляющемуся день ото дня угольному Донбассу.

    Первозданное, прекрасное чувство! Жить бы с ним вечно.

    "Думы о Донбассе"
    Иван Костыря, 2001

    Самое красивое видео о Донбассе



    Другие новости по теме:
    Просмотров: 1152 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
    Опрос сайта
    Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

    Панель управления
    Регистрация | Напомнить?






      Логин:
    Пароль:
    Друзья сайта
    Бесплатная библиотека
    Дизайн Вашего сайта
    Рейтинг@Mail.ru
    D o n p a t r i o t . r u
     Издательство: Я патриот Донбасса.
     Верстка: Raven Black
     Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
     Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
     Соцсети: ВК, ОК, Facebook
     Периодичность: всегда с Вами
     Цена: информация беcценна
     Сайт работает до последнего посетителя.
    Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
    Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
    .