Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив сайта
Май 2017 (2)
Апрель 2017 (3)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)
Январь 2017 (4)
Декабрь 2016 (3)

Дума о шахтерском коне. Часть 2



Начало статьи

Да беда в том, что для большинства крестьян заветная мечта обзавестись собственным конем так и осталась во снах и видениях.
Спустя какой-нибудь век об этой сокровенной, выстраданной мечте, но все ж осуществленной — хотя и по-своему, — об этом шахтерском коне напишут сказку донбасские поэты Владимир Демидов и Евгений Сердинов.

Случись такое невероятие, чтобы на том свете когдашним ходокам «за конем» в угольный край стало известно ее содержание, они бы озадаченно крякнули и примолвили на своем небесном уже языке: «Когда ж это все было? Уж быльем давным-давно поросло... А они — ишь! — как в воду глядели! Вроде рядышком обретались. Ну и дела-а-а, Господи благослови!»

И не провина талантливых авторов, что сказка была издана всего один раз. Сорок с небольшим лишком лет тому назад! Стала библиографической редкостью. Скорее, мы, покуда живущие, перед ними, мертвыми, в долгу. И потому, думается, справедливо будет привести ее целиком, не выдергивая отдельные цитаты. Она того стоит.

Третьи сутки напролет
За окном метель метет.
Не погода, а беда.
Оборвало провода.
И в квартире гаснет свет.
Керосина в доме нет.
Синь вечерняя в окне,
Только блики по стене
И по окнам разлиты
От пылающей плиты.
И внучата-непоседы
Потесней прижались к деду.
Расскажи нам, деда, сказку
Про конька про Горбунка!..
Дед всегда к детишкам ласков,
Не одну он знает сказку —
Много их у старика.
Бросил угля он в плиту:
Расскажу вам, да не ту.
Есть другая у меня:
Про шахтерского коня.
Слышал я: в стране одной
Жил крестьянин молодой,
Был он круглый сирота.
О Степане неспроста
Говорили, что умен,
Только счастьем обделен.
Все богатство — две руки...
И пошел он в батраки.
Батраку житье какое?
Ни веселья, ни покоя:
Лошадей хозяйских холить
Да ходить за плугом в поле,
Чтоб рубашка — в пятнах соли,
Чтоб в глазах темно от боли...
А за труд — одни мозоли.
Корку хлеба лишь давали,
Да ночлег на сеновале...
Тут негаданно-нежданно
Сон ему приснился странный.
Видит он: сама жар-птица
На плечо ему садится,
Солнце светит под крылом.
И Степану страшно стало.
Птица та ему сказала
Человечьим языком:
Крепок сон твой молодецкий.
Только счастья не проспи.
Далеко в земле донецкой
Ждет оно тебя в степи.
Под землею там глубоко
По веленью злого рока
За двенадцатью дверями,
Под двенадцатью замками
Богатырский конь прикован
На двенадцати цепях.
Мир не знал такого дива:
Грудь черна, но блещет грива
И подковы на ногах.
Кто коня того достанет —
Навсегда богатым станет.
Так ступай в дорогу смело! —
Я наказ тебе даю.
Ты привык к любому делу,
Попытай судьбу свою...
И когда хозяин рано
Разбудил пинком Степана,
Наш разгневанный батрак
Мироеду молвил так:
- Обижать себя не дам,
Не слуга я больше вам...
А хозяин хлопнул дверью:
Небольшая, мол, потеря.
Призадумался бедняк,
Путь далекий не пустяк:
«Впрочем, что мне, сироте?
Жил в обиде, в маяте,
А коли коня добуду,
Помогу честному люду,
Будет свой обед и ужин...
А бедняк, кому я нужен?..»
Приготовил он котомку,
Завязал на ней тесемку
И потертые онучи
На ногах свернул покруче,
Потоптался у порога
И отправился в дорогу.
Путь его заветный труден...
Но в пути встречались люди —
Кто делился хлебом-солью,
Кто своей давнишней болью,
Кто пятак бросал в суму,
Кто завидовал ему.
Край родной — далеко где-то.
Уходил — стояло лето,
А когда дошел до цели,
То метели засвистели:
Здесь придет тебе конец!
Но не струсил молодец.
Вход он видит в подземелье.
Не сулит оно веселья,
И пугает черный мрак:
Не входи сюда, батрак!
А бедняк прищурил очи
И шагнул навстречу ночи:
До свиданья, светлый день!..
Сверху капала вода.
Осмотрелся... И тогда
Перед ним возникла тень,
Подняла печальный взгляд:
Возвращайся ты назад.
Вороной тот заколдован,
Он алмазами подкован.
За него бороться зря.
А возьмешь — не будет в плуге:
Отберут царевы слуги
Для бездельника-царя...
- Нет, уж если покорю,
Не отдам его царю.
За совет спасибо все же.
- Ну, да Бог тебе поможет!
Коль с тобою сладу нет.
Расскажу один секрет.
Берегися злого духа,
Да держи вострее ухо:
Стережет коня он чутко,
Спит всего одну минутку.
Вот тогда он вял и слаб —
Вырви меч из черных лап
И мечом стальные звенья
Разруби в одно мгновенье,
Да смотри, чтоб до конца,
До последнего кольца.
Ну а если не разрубишь,
Не его — себя погубишь!
Все тесней, все ниже своды,
Плечи сдавлены породой,
От царапин ноет тело.
Но Степан ползет вперед,
Ведь ему святое дело
Сил могучих придает.
Теснота дышать мешает,
Весь до ниточки промок...
Вот он видит: дверь большая,
На двери висит замок.
Но Степанова рука
Посильней того замка!
Надавил плечом на дверь...
А куда идти теперь?
То ль налево, то ль направо?
Где погибель ждет, где слава?
Здесь на каменном столбе
Не узнаешь о судьбе.
Где вы, злые духи, где вы?
Повернул батрак налево,
И сорвал он за пять дней
Все замки со всех дверей.
За изгибом за крутым
Ест глаза колючий дым.
Это дышит сонный дух,
Отравляя все вокруг.
У колен широкий меч,
Рукоятка возле плеч,
А за ним — узор колец.
Понял тут наш молодец,
Что как раз пора приспела
Меч отнять у духа. Смело
Вырвал, грозен и упрям,
И ударил по цепям.
- Ты погибнешь, кто б ты ни был! —
Сразу дух вскочил, рыча.
Только каменные глыбы
Отлетели от меча.
Зашатался страшный дух,
Одолел его испуг,
Стал он таять, как туман.
- Пощади меня, Степан!
- Просишь, чтобы пощадил?
Сколько ты людей сгубил?!
Коротка с тобою речь.
Остальное скажет меч!
Злая сила отступила.
Правду птица говорила:
В подземелье здесь глубоко
По веленью злого рока
Богатырский конь прикован
На двенадцати цепях.
Век не знать такого дива:
Грудь черна, но блещет грива,
И алмазы на ногах.
Крепко спутанный, в неволе
Он забыл про чисто поле.
Вдруг коснулася рука
Вороного рысака —
Вздрогнул конь, заржал сердито,
И алмазное копыто
Вдруг сверкнуло, как стекло,
Руку парню обожгло.
Не лягайся, окаянный,
Ты мне палеи, безымянный            I
И мизинец отхватил.
Кто тебя освободил?..
Вся ладонь заныла тупо,
Двинул наш Степан по крупу
Одичалого коня:
- Побалуй-ка у меня!
Затянул он удила
И промолвил: - Чья взяла?
Вот и все... Старик вздохнул.
Недовольно внук взглянул:
- А куда девался конь?
- Вот он. Видите огонь?
Согревает он в морозы
И толкает паровозы,
Дал он силу пароходу,
Служит верно он народу.
В каждой искорке огня —
Сердце этого коня!
Призадумалися дети:
- Сколько есть чудес на свете!
Уголек в печи пылал...
Посмотрели друг на друга.
— Ты нам, дедушка, про уголь
Сказку эту рассказал?
Тот в ответ: — Смекайте сами.
А теперь ступайте к маме...
Так окончилась беседа.
Вдруг в квартире вспыхнул свет.
Смотрят дети: ведь у деда
На руке двух пальцев нет!

Великолепная, по-моему, сказка! В ней добротный русский язык, какой не так часто, к сожалению, доводится слышать в Донбассе. А еще она обрамлена и с начала, и с конца такими реалиями, что воспринимаешь ее уже и как шахтерский сказ, близкий к правдоподобию. В особенности же из-за этой покалеченной в шахте руки старого углекопа... Вот и слились правда и вымысел. Как бывает и в жизни. До нерасторжимости.

А со временем, отнюдь уже не в мечтах безлошадных крестьян и не в сказках, объявились в шахте настоящие кони. Они сменили тягальщиков-саночников, облегчили доставку угля к стволу для выдачи на-гора. И заодно привнесли в подземное бытование добытчиков угля нечто по-домашнему теплое, свойственное их жизни на поверхности земли. Хотя, с другой стороны, и некую грусть, как представилось это Александру Куприну, побывавшему в то время на донецких шахтах.

В очерке «На главной шахте» он высказал свое тогдашнее впечатление от увиденного и свое тогдашнее понимание происходящего в угольных выработках:

«Вдруг спереди послышался тяжелый топот лошадиных копыт и грохот колес, катящихся по рельсам. Мы прижались к стенке, и мимо нас рысью пробежала лошадь, кажется — белая. Она влекла за собою две вагонетки, наполненные через верх углем. На первой из вагонеток сидел, небрежно свесив вниз ноги и болтая ими, рабочий. По этому поводу штейгер рассказал мне несколько интересных вещей. Эти лошади, эти благородные животные, созданные для приволья степей, осуждены на многолетнюю жизнь в шахте. Раз спущенная вниз на платформе, лошадь остается в шахте до самой смерти. От постоянной работы во мраке она через год, много полтора, совершенно слепнет и, по-видимому, мирится со своим горестным положением. Удивительней всего, что она какими-то своими лошадиными, непонятными для человека, путями научается ориентироваться во времени. Когда кончается ее упряжка, то есть шесть часов бесперебойной работы, то уже ни за что не удастся удержать лошадь в ее лямке. Она протестует против лишней минуты и — едва распряженная — галопом мчится в свою конюшню».

Со спуском лошадей в шахту возникла необходимость и новых профессий — коногона и тормозного.

Знаменитый донбассовец Алексей Стаханов, приехавший в 1927 году из деревни Луговой Ливенского уезда Орловской губернии на шахту «Центральная-Ирмино» близ Кадиевки и работавший попервоначалу, до того, как попасть в забой, тормозным и коногоном, любопытно поведал об этом в книге «Рассказ о моей жизни». И, конечно же, для нас, не заставших того времени, когда такие профессии были в ходу, и узнавших о них лишь из шахтерских песен старинного толка, его живое свидетельство бесценно дорого. Потому и обратимся к нему, чтобы разузнать обо всем прямо из первых уст.

«Тормозной, — рассказывает Стаханов, — работает с коногоном на пару. Его прямая обязанность: при быстром ходе партии вагонеток... с уклона тормозить их... Для торможения употребляются обыкновенные деревянные палки, желательно дубовые, или кусок железной трубы... Тормозить нужно для того, чтобы быстро идущая партия не била по ногам лошадь, и... когда партия подходит к стволу, чтобы она не столкнулась со стоящими впереди вагонетками. Если тормозной не уследит, целые партии вагонеток могут попасть в ствол (точнее сказать, в зумпф — углубление под стволом, ниже уровня площадки рудничного двора, как уточняет, приводя эти слова для примера в своей работе, известный писатель и собиратель шахтерского фольклора Алексей Ионов). Таким образом, работа тормозного хотя и простая, но весьма ответственная, и приходится глядеть в оба.

...Коногоны на шахте считались самыми боевыми людьми. А это были попросту задиры. Коногоны ходили с длинными кнутами, с большими чубами и носили фуражки набекрень. Как засвистит, бывало, коногон на коренном штреке, так некоторым молодым шахтерам даже страшновато становилось. Среди коногонов были хулиганистые парни. Напьется пьяный, шумит, к девушкам пристает. Девчата замуж боялись выходить. Между тем у коногонов все это ухарство было напускное. Это были в большинстве обыкновенные, хорошие ребята.

Много песен про жизнь и работу коногонскую распевалось на шахтах. Распевал их и я. Только песни были не те, что теперь. Пелись они все на жалобные мотивы, да и по содержанию это были песни о тяжелом труде, о смерти, о горькой доле. Самая известная дореволюционная песня коногонов — это «Вот мчится партия с уклона»; слов всех точно не помню, но поется так:

Вот мчится партия с уклона
По продольной коренной,
А молодому коногону
Кричит с вагона тормозной:
«Ой, тише, тише, ради Бога,
Спереди большой уклон,
Здесь неисправная дорога,
С толчка забурится вагон».
А коногон его не слушал,
И все быстрей лошадку гнал.
И вдруг вагончик забурился,
Коногон под партию попал...

Коногон и конь так привязывались друг к другу, что понимали один другого с полуслова, с храпа, жеста, мотания головы, одного топа ноги или копыта. Об их дружбе не только пели, а и рассказывали были и небыли, она обрастала легендами и сказками.

Один из таких шахтерских сказов записал от макеевского проходчика донецкий ученый-фольклорист, последователь незабвенного Алексея Васильевича Ионова, Петр Тимофеев.

Было это, говорят, давным-давно.

И никто теперь уж в точности не скажет, на какой шахте произошел этот случай с коногоном и его конем, верным другом по тяжелому шахтерскому труду. Но все знали, что хлеб насущный они зарабатывали честно. И такой верной дружбы никто не помнит.

Коногон когда-то был молодым и сильным, молодым и резвым был и конь. Каждый день они трудились помногу часов. Этот труд очень сблизил их, сроднил молодого коногона и молодого резвого коня. А к концу работы оба так уставали, что трудно было понять, кто кого ведет и поддерживает. И оба, особенно в эти минуты, были благодарны друг другу. И коногон все это понимал и мог выразить признательность своему верному другу теплыми словами, отдать последнюю хлебную корочку. И конь тоже все понимал, но свою благодарность выражал лишь тихим ржанием. И эта трудовая дружба длилась не год, не два, а много-много лет.

Старился и высыхал коногон, старился и высыхал конь. И старый коногон понимал, что придет время и его четвероногого друга выведут из шахты. И тогда дни его будут сочтены.

И вот пришло время, когда коногону сказали, что коня надо убирать. Старый коногон упорно доказывал, что они вдвоем еще никогда и никого не подводили. Но решение было принято, и коногон в последний раз пошел со своим верным четвероногим другом на работу. И больше их никто не видел.

Куда девались старый коногон и его конь, никто не знает до сих пор. Очевидно, они не смогли предать друг друга и ушли в заброшенные выработки. И людям иногда казалось, что из глубины шахты слышится ржание коня.

Преданную дружбу коногона и его коня до сих пор вспоминают люди. И сказ об этом передается от старых к молодым. И каждый шахтер знает, что самое ценное в большом шахтерском деле — это верная дружба.

Бог ведает, может, молодой коногон был сыном одного из тех крестьян-безлошадников, который забился из далекой стороны в наш край в надежде заработать на собственного коня, и это его потаенные чувствования, взлелеянные мечтой о коньке-пегарике, передались по наследству. А иначе откуда бы такая привязанность взялась у него изначально, с безусой поры? Ну, что потом их сдружило, коногона и коня, само собой понятно, а вот попервах...

Нет, что ни говори, а все же сказ — это и вправду устный народный рассказ о действительных событиях прошлого или современности. С личной добавкой-выдумкой повествователя, соответственной его разумению и догадке-воображению.

Продолжение статьи

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 1118 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.