Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив сайта
Май 2017 (3)
Апрель 2017 (3)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)
Январь 2017 (4)
Декабрь 2016 (3)

Дума о памятниках труда



Каких только памятников не понаставлено на земле! В родных пределах и по чужим далям.

И кому только не поставлено! И людям, и зверям, и птицам...

Вдоль проселков и шумных автомобильных магистралей, перехлестнувших стремительно весь Донецкий край с севера на юг и с востока на запад, замерли над деревянными срубами колодцев с доброй, питьевой водой чугунные аисты и журавли — как символы верности отчему краю. Ведь эти перелетные птицы по весне неизменно возвращаются в места своих извечных гнездовий и после трудного далекого, долговременного перелета, в котором набивают на крыльях кровяные мозоли, одолев неимоверное пространство над горами, морями и океанами, они при виде родной земли оглашают лазурное, осиянное вешним солнцем поднебесье победно-торжествующими криками и радостным курлыканьем. Будто напоминают нам, что там, где они не раз вынужденно побывали, да и на всем земном шаре, ничего милее, ничего отраднее нет, нежели отчий край. Всякий раз так и подмывает подпеть им:

Не нужен мне берег турецкий
И Африка мне не нужна...

И всякий раз неотступно выплывают и выплывают из памяти строки Павла Беспощадного, посвященные журавлям:

Над копрами журавли курлычут,
Отлетает утренний туман...
Кто их — солнце или ветер — кличет
На гнездовье из далеких стран?
Точно тушью, четко нарисован
Треугольник в небе голубом.
Сколько их осталось у Ростова,
Сколько их протрубит над Донцом?
Длинношеих, шустрых, быстроногих
Часовых тревожных камышей,
Сколько их отстало по дороге
У порога родины моей ?..
Победили все они заслоны,
Вынесли жестокие ветра...
Потому я дружеским поклоном
Встретил их, крылатых, у копра.
Нет дороже родины любимой
Человеку, птице и траве.
С этой силой дали победимы,
Выше травы, краше человек...
Точно тушью, четко нарисован
Треугольник в небе голубом.
Сколько их родится у Ростова,
Сколько оперится над Донцом,
Чтобы вновь курлыкать над копрами
И летать за дальние поля,
Чтоб единоборствовать с ветрами
За тебя, любимая земля!

Стоят в разных странах — примером, в Италии, Японии — и памятники безымянным собакам, поразивших людей своей нечеловеческой преданностью... А в России — собаке Павлова, благодаря которой ученый на основе созданного им метода условных рефлексов открыл для человечества вторую сигнальную систему в высшей нервной деятельности человека.

И, конечно же, памятники видным ученым, писателям, художникам, композиторам, артистам, героям, даже персонажам необычайно популярных книг.

Но более всего их поставлено правителям: фараоном — в виде египетских пирамид, императорам, монархам, вождям, генсекам, президентам — золотых, бронзовых, гранитных, железобетонных... Вроде противотанковыми надолбами утыкан ими весь земной шар!

Не минула сия то ли греховная, то ли невольно обманная участь и Донецкий край. Подобными памятниками — сначала Сталину, потом Ленину — были заставлены, как, впрочем, и в других отечественных уголках, почти что все главные площади во всех городах, лучшие проспекты, парки и скверы, вплоть до оживленных лесных тропинок в пионерских лагерях либо в Придонцовье, либо в Великоанадолье, точно так же, как и на песчаном жарком побережье Азовского моря...

Их то сносили, рушили до основанья, то устанавливали и восстанавливали, то снова крушили остервенело... Как если бы хотели отрешиться от собственной памяти, от того, что вольно или подсознательно деяли на земле отцов и прадедов. В зависимости от того или иного социального веяния и последующего, как бы внезапного, прозрения нашего.

Что поделаешь, подвержены, подвержены все ж мы, смертные, почти суеверному идолопоклонству еще с дохристианской поры — потому как всячески втравлялось в нашу сущность великими мира сего.

Вот тебе и «живая летопись истории», эти вождистские скульптурные и архитектурные сооружения! Известно, не вечные письмена, пережившие века, не бессмертное слово, не песни народные, которые из человеческих уст, из сердца, из души и памяти не вырубишь никаким топором, пока жив человек.

Благо, в нашем Донецком крае, искони трудовом, все же предпочтение отдано истинному покорителю времени, подлинному творцу его — рабочему человеку.

Вряд ли найдется где-нибудь еще во всем мире такая земля как Донбасс, где бы столько было памятников труда. Труда, который, если верить Дарвину, и сделал человека настоящим человеком — Homo sapiens!

Может потому, что в нашем отродясь рабочем крае этот труд был не просто напряжением физических сил, третьими сменами и седьмым соленым потом, а был, по выражению Горького, возвышен до высоты искусства.

Оттого и хранится в Кадиевке отбойный молоток Алексея Стаханова, а в Горловке — лампа Никиты Изотова, в Славянске — паровоз Петра Кривоноса, а в Мариуполе — мартеновская печь Макара Мазая, а в Старобешевском районе — трактор Паши Ангелиной «Универсал», похожий на кузнечика из-за тонких и высоких задних колес и низких передних.

А сколько не персональных, а как бы обобщающих памятников, памятных знаков, стел! Они символизируют породненный труд многих людей. И названия у них не двусмысленные: это и «Слава труду» в Луганске, посвященный первому построенному здесь в 1900 году паровозу; и «Труженикам Луганщины», воздвигнутому в ознаменование преодоления небывалой разрухи после гражданской войны; и «Сын Донбасса», что поставлен у трассы Луганск—Краснодон близ Молодогвардейска и знаменующий собой открытие в здешней местности новых богатых залежей коксующихся углей; и «Слава шахтерскому труду» — в виде шахтера во весь богатырский рост, с глыбой угля на вытянутой вперед ладоне, поставленному в Донецке при слиянии широких улиц, ведущих из аэропорта и железнодорожного вокзала — вроде бы для приветствия гостей, прибывающих в шахтерскую столицу.

Последний памятник, разумеется, не сравнишь со знаменитой Статуей Свободы, установленной в Америке на берегу океана. Ибо сооружен был в строгих рамках соцреализма. И не является, как она, символом свободы и защиты прав человека. У него иная задача — показать тем, кто впервые приезжает в Донецкий край, чем богата наша земля в первую очередь и какому труду, наиглавнейшему, наитруднейшему, воздается у нас должное почтение. Шахтерскому! И самим шахтерам, добывающим в подземных глубинах свое, шахтерское солнце.

Есть на нашей земле и памятники, косвенно говорящие о шахтерском труде. Это — терриконы, отвалы пустой, ненужной породы.

И хотя с нынешних экологических забот мы и озеленяем их, и раскурочиваем и перевозим в эрозивные яры, все же, как не менялось бы отношение к ним с насущных задач и опасений из-за вредности, какую могут они приносить, тем не менее они придают особый облик Донецкому краю.

Вот как опоэтизировал их в своих лирических этюдах писатель-донбассовец Леонид Жариков:

«Величаво и гордо стоят терриконы. Над ними плывут облака, точно сама вечность проходит над ними.

Что-то поэтическое есть в задумчивом и мудром облике терриконов. Сколько здесь человеческого труда! Не высчитать, не измерить! Они насыпаны не одним поколением шахтеров. По камню, по глыбе складывались они. Многие уже старые, с морщинистыми заросшими бурьяном склонами, со снятыми рельсами, горбатые от времени. Тут же красуются новые, только рождающиеся, они еще не выше одноэтажных зданий.

Горы шахтерские — близкие, туманные, пепельно-серые, крутоверхие, красновато-бурые, продолговатые, осевшие, словно гигантские шлемы. Летом — обоженные палящим солнцем. Зимой — заснеженные, а если ветер сдует снег с вершины, то кажется, будто горы стоят по пояс в сугробах. Особенно красивы терриконы утром: издали бледно-сиреневые, лиловые. Ночью — сплошь в дрожащих огоньках, точно гора внутри раскалена и огонь пробивается то здесь, то там.

Многие терриконы стоят в донецкой степи не меньше века. Они видели войны и вьюги, иссушающий зной и грозные, как наводнение, ливни. Они окутаны голубоватыми дымками, словно легендами. Низкий поклон им, вечным памятникам нелегкому шахтерскому труду!»

А еще ведь в Донецком крае немало именных полей, своеобразно увековечивших память о тех или иных сельских тружениках, жизнь положивших на то, чтобы земля наша была родючей, не оскудела и чтобы родники в ней не иссякли. И Давыдово поле на Луганщине, и Антоново — на Донетчине... На них, свято оберегаемых, посвящают молодежь в хлеборобы. Словно передают им эстафету оратаев от далеких предков, которые жили по совести и в каждодневных трудах праведных возделывали отчую ниву — как житницу всего рода.

Для нашего края нередко характерна такая картина: стоят старые сивые терриконы в степи, а меж ними колосится пшеница, придавая окрестному пейзажу рабоче-крестьянский вид.

Вообще в Донбассе и пейзаж, с его терриконами и заводскими трубами, с его рукотворными лесами и морями — сам по себе уже является памятником труда.

«Тем и дорог моему сердцу донецкий пейзаж, что создан он человеческими руками, — писал Борис Горбатов. — Да, природа обидела, обидела мой родной край, не дала ему ни вольных рек, ни зеленых лесов, ни медвяных трав. Но человек не захотел помириться на скудных дарах природы. Он сам стал богом и создал в степи и леса, и реки, и горы. Оттого-то в Донбассе не говорят «роща», а говорят «посадка», не говорят «озеро», а говорят «водоем». Даже самый большой и самый красивый лес здесь — Велико-Анадольский — весь насажен руками человека...

Вся степь и живет, и дышит трудом человека. Она вся опоясана электрическими огнями, все небо — в кудрявых облаках фабричного пара, и нежный голубоватый дым, волнуясь, подымается из сотен труб, сложенных руками человека.

Да, не травой, не медовым клевером пахнет сейчас донецкая степь — крепким человеческим потом. Ну что ж! Хороший запах! Слава, слава Человеку Труда, его могучим рукам, его неукротимому сердцу!»

Горбатов был верным сыном Донбасса, самозабвенно влюбленным в отчий край, беззаветно преданным ему в каждом своем слове, какое посвящал родной стороне.

И нам, кто полной мерой разделяет его сыновние чувства по отношению к Донбассу, стоит лишь с внутренним ликованием и гордостью присоединиться к этому восторгу писателя-земляка. Пусть и упустившему из виду, что Донецкий край все-таки богат и на заповедные уголки природы, издревле хранящих многовековую первозданность, — Хомутовскую степь, Каменные могилы, Торские озера, Святые горы, и что не все естественные леса на северном отроге Донецкого кряжа были повырублены солеварами, и что река былинная Северский Донец все еще многоводна, многоструйна... Как и Азовское море, ласковое и теплое, таящее в шуме волн эхо славной и горькой минувшины бывшего Дикого Поля, которое оно омывало с Юга. Писатель хотел сказать то, что зародилось в тот момент в его сердце. О донецком пейзаже — как о Памятнике Труду.

Памятники рабочим людям, памятные знаки и стелы, терриконы, поля, символизирующие труд, его атрибуты — все это памятники труда, свойственные Донбассу, как никакой другой стороне света. Да и сам Донбасс в миру есть уникальный памятник этого созидательного труда! С его неповторимыми наземными и подземными горизонтами, скрытыми богатейшими пластами полезных ископаемых в его недрах и вскрытыми духовными пластами в душе их добытчика — трудового человека, неузнаваемо преобразившего Донецкий край.

Быть причастным к нему не только по земляческому признаку, а непосредственно словом своим и своим делом — все едино, что соавторствовать в сотворении трудовым людом славы и величия всего Донбасса. И обрести великий смысл в житейском повседневном устремлении.

Осознание этой причастности, этого соучастия крылатит душу и придает физических сил.

Не подведи, судьба!

"Думы о Донбассе"
Иван Костыря, 2001

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 1505 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.