Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Архив сайта
Июль 2017 (2)
Июнь 2017 (6)
Май 2017 (4)
Апрель 2017 (3)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)

Дума о земляках. Часть 2



Начало статьи

Во второй половине XIX века маленькое село на донецкой земле Нескучное Мариупольского уезда Екатеринославской губернии тогдашней Новороссии, как называлась по тем временам южная, прилегающая к Черному и Азовскому морям территория Украины, приковывало к себе внимание видных прогрессивных умов того времени. Здесь, в родовом имении матери, родился и затем, после учебы в петербургском Александровском лицее, жил и работал видный просветитель, педагог и методист, выдающийся деятель народного образования Николай Александрович Корф.

Основоположник педагогической науки и народной школы в России Константин Дмитриевич Ушинский, чья деятельность оказала огромное влияние на развитие педагогики и в других славянских странах, писал Корфу, своему последователю:

«Читая каждую Вашу статью, чувствуешь, что Вы говорите о деле, в котором сами вращаетесь и которому отдались бескорыстно и прямодушно. О, если бы Вас можно было помножить на число губерний, не говоря уже уездов, через 10 лет Россия была бы уже другая. Но Вы и так делаете много только одним своим примером: и имя Ваше будит не одно сонное земство».

Велика оценка нашего земляка! Но и заслуга его не меньше.

Корф открыл в окрестных селах, таких как Камар, Улаклы, Майорское, Времьевка, Богатырь, Больше-Янисоль, Андреевка и многих других, более 40 школ. Издал несколько учебников и пособий для учителей: «Руководство по обучению грамоте по звуковому способу», «Русская начальная школа», «Наш друг», явившихся неоценимым подспорьем для школьного обучения. А в помощь самообразованию учителей ежегодно составлял и издавал «Отчеты Александровского уездного училищного совета», который он одно время возглавлял, а потом — и «Отчет члена Мариупольского уездного училищного совета», куда он был избран впоследствии. Собственно, это был последний его отчет. В 1883 году, окончательно подорвав здоровье неусыпным трудом, общественной деятельностью, Николай Александрович скончался.

В память о нем в 1895 году в Нескучном, которое перешло по завещанию Корфа сначала к дочери Марии, а потом — Екатерине, была построена начальная школа. На ее открытие, заметим попутно, приезжала видный деятель народного образования, тоже последовательница Ушинского и соратница Корфа, Христина Даниловна Алчевская, работы коей высоко ценили Лев Толстой, Антон Чехов, Владимир Короленко, Максим Горький, Иван Франко, Леся Украинка...

Школу построил виднейший театральный деятель, режиссер, драматург и писатель Владимир Иванович Немирович-Данченко вместе со своей женой, дочерью Корфа, Екатериной Николаевной.

С 1887 года и по 1917 год, пока отчий дом Екатерина Николаевна и Владимир Иванович не передали в дар крестьянским детям Нескучного под школу, они почти каждое лето приезжали сюда и подолгу живали. Отсюда Владимир Иванович слал письма Льву Толстому, Антону Чехову, Константину Станиславскому, Максиму Горькому. Сюда же приходили и ответы. Шла подготовка к репертуарной реформе.

В Нескучном Немирович-Данченко много и плодотворно работал. Здесь он переделал и завершил роман «Мимо жизни», издававшийся после под названием «Мгла», начал роман «Старый дом», или «Мертвая ткань», повесть «Губернская ревизия», о которой высоко отозвался Чехов: «По тонкости, по чистоте отделки и во всех смыслах это лучшая из всех ваших вещей, какие я знаю...»

Много разъезжая по Екатеринославской губернии, накапливая впечатления от увиденной жизни на донецкой земле, а затем уединяясь в уютном доме, окруженном старым садом и изгибом тихой речки Мокрые Ялы, Владимир Иванович на собранном материале писал свои произведения. Это и рассказ «Отдых», и очерк «Образцовая школа», и повесть «В степи», и комедия «Новое дело», и так, к сожалению, и не завершенный роман «Пекло».

В 1877 году неподалеку от Макеевки (Ханженково) родился видный кинопредприниматель и кинодеятель, создатель российского кинематографа Александр Алексеевич Ханженков. Памятник ему взялся создать всемирно известный скульптор Зураб Церетели.

И еще об одном незаурядном земляке, родившемся в XIX веке на нашей земле, а именно — 3 января 1868 года в слободе Торская Алексеевка (ныне село Октябрьское Красноармейского района Донецкой области), хочу хотя бы вкратце помянуть — об известном украинском писателе Николае Федоровиче Чернявском.

С его именем связано издание первой художественной книги в Донбассе. В 1898 году в Бахмуте, где Чернявский преподавал пение в бурсе, которую и сам раньше, до поступления в Екатеринославскую духовную семинарию, закончил, он издает на украинском языке свой сборник «Донецкие сонеты» («Донецькі сонети»). О чем была эта книга — первая донецкая ласточка! — можно судить по строкам из сонета, который называется «В Донецком крае» («В Донецькім краї»):

Ревуть гудки. Дими стовпами
Повзуть за вітром по степу.
А там під степом, у склепу
Шахтар зомлілими руками
Б`є камінь, вугілля добува,
У землю вік свій зарива.

Глубокое сочувствие к насущным проблемам трудового люда Донецкого края в ту пору присуще всей книге.

Он писал и прозу. И уже в 1927—1931 годах выходят его произведения в десяти томах.

Да прогрессивного, озабоченного нуждами простых рабочих писателя в 1937 злосчастном году репрессировали. В лагере он и умер в 1946. А реабилитировали лишь посмертно — в шестидесятые годы.

Горькая участь! Тем дороже нам, его землякам, его доброе имя. И этими скупыми строчками воздадим ему скромную дань.

Все названные выше земляки пеклись о духовности нашего края. Если хорошо покопаться в архивах и краеведческой литературе, вполне возможно, что еще найдутся призабытые имена. И благодарным потомкам, не утратившим любопытства и чувства землячества, разыскать их будет в радость и не без пользы для национального самосознания. Извлекая из забвения имена великих земляков, мы и сами возрождаемся духовно.

Как, скажем, случилось с «открытием» видного украинского ученого, писателя, общественного и политического деятеля Никиты Ефимовича Шаповала, который родился 7 июля 1882 года в селе Серебрянка Бахмутского уезда.

В своей автобиографии он писал:

«Мій батько (Юхим Олексійович) навчався грамоті на військовій службі. Брав участь у русько-турецькій війні (1876— 77 pp.). Мати (Наталя Яківна) неграмотна.

...В голодні роки 1891—92 було страшно і сумно. Тоді батько переїхав за 60—70 верст од Сріблянки у Долинівку, біля шахт. А я жив із бабою у Сріблянці.

...Це літо (1892 р.) ходив на поденну роботу (полов хліба) по 15 коп. у день, потім сортував кокс на шахті (за три версти) по 20 коп., потім чистили парові котли (по 25 коп. за день).

...Зиму 1894—95 pp. батько працював на шахті, а Дорош і я на щоденній роботі: вибирали породу з вугілля. 1896 р. був «за хлопця» в конторі при шахті, за 3 рублів в місяць. З найбільших вражень цього часу: проводка електричного світла, яку вів монтер-німець Клюге...

Незабутнє враження зробив на мене селянський революційний рух 1902 року. Я ще тоді хотів відправитися у район розрухів, але повстання селян було задушене зразу...

«Програма» у нас була соціалістів-революціонерів. Щоб перевірити «правильність» світогляду, Мицюк їздив до Києва на побачення зі студентом-демократом Винниченком. Повернувшись, розповів свої враження, і ми вирішили, що наша програма краща... був вражений що хтось з його родини говорив по-російськи. З того часу в мене повстала хвиля національно-загострених почуттів честі, і так дійшов до думки «мстити за Шевченка»...

В 1908 году выходит в свет первый сборник поэзии Никиты Шаповала «Сини віри» («Сыны веры»), в 1910 — «Самотність» («Одиночество»)...

В 1917 году он избирался членом Центральной Рады Украинской народной Республики, назначался министром.

Впоследствии был вынужден эмигрировать.

Он тосковал по отчей земле, даже находясь в Украине. И потому, наверное, часто подписывался под своими произведениями псевдонимом — М. Сріблянський.

В таком забвении находился до недавнего времени и знаток древнерусской и мировой старины, философ Юрий Петрович Миролюбов, который родился 30 июня 1892 году в Бахмуте. Он очутился в эмиграции из-за того, что во время гражданской войны служил в рядах вооруженных сил Центральной рады, а потом Добровольческой армии генерала Деникина...

Одной из важнейших заслуг Миролюбова является обработка и подготовка к публикации так называемой «Влесовой книги» — о происхождении, истории, быте и обычаях стародавних славян, написанной древнерусскими буквами на деревянных дощечках.

За границей вдова философа издала восемь книг его: «Русский языческий фольклор», «Русская мифология», «Славяно-русский фольклор» и другие.

Недавно в России издан двухтомник под общим названием «Сакральное Руси».

В предисловии вдова написала: «Наконец-то он (Миролюбов) станет известен на горячо любимой родине. Всю свою жизнь Юрий Петрович жил и работал для нее».

Думается, под словом «родина» наверняка имелась в виду и малая родина философа — отчий Донецкий край, с родным ему Бахмутом.

А в Славянске родился известный живописец Петр Петрович Кончаловский. Будущий тесть советского писателя Сергея Михалкова и дедушка видных кинорежиссеров Анд- рона (Андрея) Кончаловского-Михалкова и Никиты Михалкова. Кстати, имение. Михалковых было в Амвросиевке на донецкой земле.

Ну как такими земляками не гордиться? Как не воздать им должное?!

К духовному становлению Донбасса так или иначе причастим и те, кто временно жил на его территории, работал и мужал вместе с донбассовцами.

Видный украинский композитор Николай Дмитриевич Леонтович начинал свою творческую деятельность на стыке XIX и XX веков учителем пения в рабочем поселке Гришине, ныне — Красноармейск.

Не менее известный украинский писатель и педагог Степан Васильевич Васильченко (по настоящей фамилии — Панасенко), гонимый за революционные воззрения и подталкиваемый желанием «бурхливого життя», оказался на Щербиновских рудниках (нынче это Дзержинск), учительствовал там. Но в 1905 году за участие в рабочих демонстрациях и сочувствие к ним был арестован и брошен в Бахмутскую тюрьму, где просидел более полутора лет.

В селе Алексеевке на Луганщине, в школе известного деятеля народного образования Христины Даниловны Алчевской работал учителем в 1887—1893 годах писатель, собиратель фольклора, автор четырехтомного «Словаря української мови» Борис Дмитриевич Гринченко...

Уверен, при усердных поисках откроются и еще какие-нибудь имена, узнав которые, только ахнем: «Да как же мы не ведали о них?!» Или: «Да как же мы могли забыть их?!»

И далее, огорчаясь, будем сетовать: почему, мол, не дознались на протяжении стольких лет? Неужто память отшибло или не достало обыкновенной привязанности к отчей стороне, ее прошлому? Ведь познавая прошлое родной земли, рода своего, познаешь и самого себя, не так ли?

Хотелось бы впредь избежать подобных огорчений и сожалений, равных запоздалому покаянию.

В разных энциклопедических словарях и книгах по краеведению наши великие земляки называются по-разному: то русскими, то украинскими деятелями искусства и науки, исследователями...

В то время, как, допустим, Михаил Пришвин в своих дневниках на этот счет высказал оригинальное суждение, как бы обезоруживающее все попытки «перетянуть одеяло на себя».

Он записал эту мысль в таком виде:

«Когда личность в своем высшем развитии выходит за границы своего национального происхождения, то ведь это нация цепляется за нее и венчает «национальным» поэтом, артистом, ученым или что там еще. Но личность сама по себе освобождается от этих уз. Шекспир становится похожим на русского, Толстой — на англичанина, Моцарт, Чайковский, Бетховен... Да, мы, люди, в творчестве своем — как вода: каждый ручеек стремится преодолеть косность условий своего происхождения и уйти в океан».

По большому счету, все, возможно, так и обстоит. Но трудно представить Гоголя без Миргорода и Украины, а Льва Толстого — без Ясной Поляны и России! Без земли, с которой они, взяв ее энергию и народный дух, стартовали в человеческий космос Вселенной. Точно так же, думаю, обстоит дело и с нашими великими земляками.

Поминутно ловлю себя на том, что рука порывается написать «мы» вместо собственного «я». Должно быть, подспудно хочется о выдающихся земляках говорить и от имени других людей, проживающих на донецкой земле и породненных узами землячества. Вроде не я сам вызвался поведать о них, а мои современники доверили мне сию ответственную миссию. Иной раз даже робость подкатывает к сердцу сквозным холодком. Да и не удивительно: такие недосягаемые для простых смертных вершины, такие потрясающие имена мирового значения! И все они, как и ты, причастны к Донбассу впрямую. Только они уже возвысили его на земном шаре, подобно отдельному континенту. Ты же — лишь у подножия его.

Тем не менее, когда пишу от собственного имени о Донбассе и донбассовцах, во мне все равно многоголосо постоянно прорывается это самое «мы» земляческое, и я чувствую, что не одинок ни в ответственности, ни в гордости, ни в признании в любви к нашим знаменитым предшественникам. Как и по отношению ко всему отчему краю.

Причисляя к землякам и тех, кто не родился на нашей земле, а все же так или иначе связал с нею свою судьбу, свои поиски и открытия, кто посвятил ей и ее людям свои духовные творения и тем самым возвысил дух нашего края и поведал о нем миру, доведется волей-неволей снова возвратиться в прошлое, когда едва-едва зарождалось промышленное, индустриальное могущество сегодняшнего Донбасса.

Принято считать, что Антон Павлович Чехов был одним из первооткрывателей в русской литературе Донецкого угольного бассейна — как страны огня. Действительно, его рассказ «Русский уголь» опубликован еще в 1884 году — задолго до многих других художественных произведений о нашем крае, в которых рассказывалось о том новом, что появилось в нем с открытием и разработкой его подземных кладов.

Позже, специально попутешествовав по землям Войска Донского, проехав по Донецкой железной дороге до Славянска и побывав в Святых горах, Чехов, считая этот край родным, поскольку был уроженцем Таганрога, напишет и «Перекати-поле», и «Печенега», и «В родном углу», и самое лирическое свое произведение «Степь», которые в совокупности являются ярким живописным словесным портретом Донбасса того времени.

Вслед за Чеховым «страну огня» будут открывать многие видные писатели прошлого.

И Николай Елпидифорович Каронин-Петропавловский своими «Очерками Донецкого бассейна», и Викентий Викентьевич Вересаев очерками «Подземное царство», рассказом «На мертвой дороге» и повестью «Без дороги», которые, собственно, и ввели его в большую литературу. И Николай Александрович Рубакин своим рассказом «Среди шахтеров». И Александр Иванович Куприн — очерками «Рельсопрокатный завод», «Юзовский завод», «В главной шахте», «В огне», повестью «Молох». И Алексей Иванович Свирский — циклом рассказов о каторжном тогдашнем труде шахтеров, их беспросветной нужде «Под землей». И Александр Серафимович Серафимович — очерками и рассказами «Мариупольские картинки», «Маленький шахтер», «На заводе», «Семишкура» и другими. И Сергей Николаевич Сергеев-Ценский — повестью «Наклонная Елена». И Константин Георгиевич Паустовский — ранними очерками «Приазовье», главой «Гостиница «Великобритания» из автобиографической повести «Беспокойная юность». И Александр Александрович Блок — стихотворением «Новая Америка». И Владимир Маяковский — более двадцатью произведениями, тематически связанными с Донецким краем, в том числе и «Сказкой для шахтера-друга про шахтерки, чуни и каменный уголь»...

Так исподволь эстафета классиков передалась из XIX века в XX век. Но тут у Донбасса уже появляются, помимо ранее упоминаемого Миколы Чернявского, свои летописцы, сугубо донбасские, если можно так выразиться, потому что их произведения, многих из них, тоже стали своеобразной классикой — украинской, русской и греческой литератур.

В 1909 году учитель Спиридон Федосеевич Черкасенко, работавший несколько лет в Юзовке на Лидиевских рудниках, издает свои зарисовки из шахтерской жизни «На шахте». Прежде они публиковались отдельно в разных киевских изданиях. Затем выпускает в свет книгу о детях и для детей «Маленький горбун и другие рассказы», рассказы для взрослых «Они победили», стихи, тоже посвященные подневольному труду и быту шахтеров Донбасса. Поэт, прозаик, драматург Спиридон Черкасенко оставил заметный след в украинской литературе первой половины XX века. Свой творческий и житейский путь он, к сожалению, закончил в эмиграции.

В 1921 году стремительно входит в украинскую литературу и становится ее хрестоматийным классиком уроженец Дебальцева Владимир Николаевич Сосюра. Он сразу издает две книги — «Поезії» и «Червона зима». То есть «Поэзии» и «Красная зима». Стихи и поэма. Столько и так влюбленно о Донетчине до него никто не писал.

А в 1930 году появляется сначала в Бахмуте, а потом переиздается в Москве под редакцией Эдуарда Багрицкого «Каменная книга» русского поэта, прошедшего, начиная с подросткового возраста, почти все шахтные профессии, Павла Григорьевича Беспощадного. В русской литературе он стал основоположником шахтерской поэтической традиции.

Входят во всесоюзную литературу один за другим коренные донбассовцы: Григорий Баглюк, Борис Горбатов, Юрий Черный-Диденко, Савва Божко, Леонид Жариков. А также те, кто навсегда связал свою жизнь и творчество с Донбассом: Илья Гонимов, Павло Байдебура... Русские и украинцы, захваченные общим устремлением — воспеть Донбасс XX века! Когда, по словам Беспощадного, один человек «будет, будто шутя, коногонить».

Песни же Михаила Голодного, родившегося в Бахмуте и затем переехавшего с родителями в Екатеринослав, такие как «Песня о Щорсе» и «Матрос Железняк», стали популярными не для одного поколения, они сражались вместе с испанскими республиканцами против фашизма, в первых боях с этой «коричневой чумой» XX века в Европе.

В эти же годы печатается и поэт греков Приазовья Георгий Антонович Костоправ. По злой иронии судьбы его книга с жизнеутверждающим названием «Здравствуй, жизнь!» стала последней прижизненной для него — в 1937 он был репрессирован и умер в лагерях в 1944 году.

О тех, кто жил в Донбассе и писал о нем, находя в этом и вдохновение, и долг свой сыновний отдавая, и кто живет и поныне на донецкой земле, я более подробно рассказал в книге «Слово о Донецком крае».

Сейчас же не могу не вспомнить о режиссере из Мариуполя Леониде Лукове. Одним из наиболее значительных фильмов его был «Я люблю», снятый по повести нашего земляка, макеевчанина Александра Остаповича Авдеенко. Повесть была опубликована в 1933 году и посвящалась рабочим Донбасса. Фильм снят в 1936 году. Затем Луков снимает фильм «Большая жизнь», в котором рассказывает о молодых шахтерах нашего края. Сценарий для него написал известный советский писатель Павел Нилин. В нем снимались видные актеры — Марк Бернес, Борис Андреев, Петр Алейников. Из этого же фильма выпорхнула и популярная до сих пор песня Бориса Ласкина «Спят курганы темные» с припевом: «Вышел в степь донецкую парень молодой»...

В самый раз помянуть о собирателях донбасского фольклора, который питал и питает творчество многих писателей.

Первую публикацию песен донецких шахтеров сделал еще в 1889 году писатель-демократ Глеб Иванович Успенский в газете «Русские ведомости». В XX веке эту работу продолжили Пясковский, Ковешников, Ионов, Тимофеев...

Из XIX века и начала XX века донес до нас живописные свидетельства тогдашней жизни и работы шахтеров великий художник Николай Алексеевич Касаткин, один из самобытных, ярких, крупнейших представителей когорты передвижников. О его полотнах — «Углекопы. Смена», «Сбор угля бедными на выработанной шахте», «Шахтерки», «Шахтер-тягалыцик» и других — высоко отзывался Илья Ефимович Репин: «Мир фабричный, трудовой, со своими идиллиями радостей, со своими тюрьмой, сумой, с адскими шахтами, железными решетками и пр. пр. — никогда не забудутся. Картины Касаткина так прекрасны и задушевны!»

Да и сам Репин, уроженец Харьковской губернии, как он уточнял в своей книге «Далекое близкое»: «В украинском военном поселении, в городе Чугуеве, в пригородной слободе Осиновке, на улице Калмыцкой...» — оставил нам среди множества гениальных полотен и связанные с Украиной: «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» — а стало быть и с Диким нашенским Полем, на котором разыгрывались нередко битвы запорожских казаков с турками и татарами, — и «Вид Святогорского монастыря на Донце».

Кстати, со Святыми Горами связаны имена и Федора Тютчева, написавшего стихотворение «Святые горы», и Василия Ивановича Немировича-Данченко, родного брата Владимира Ивановича, скончавшегося в эмиграции и оттого долго замалчивавшегося, — он написал самую обстоятельную документальную книгу «Святые горы», и Ивана Алексеевича Бунина, запечатлевшего этот заповедный уголок земли донецкой в одноименном рассказе... А на горе, что возвышается над всей здешней округой высится уникальный памятник большевику-донбассовцу Артему, созданный видным украинским скульптором, кинорежиссером, драматургом и сценаристом Иваном Петровичем Кавалеридзе в стиле кубизма...

Тут же, в монастырской усыпальнице знаменитого рода Иловайских, покоится прах Ивана Григорьевича Иловайского, крупнейшего донецкого, а точнее макеевского предпринимателя XIX века, который пожертвовал для Покровской церкви Святогорского монастыря самый большой колокол.

Звучат, звучат нынче колокола над Святыми горами, созывая паломников отовсюду, из разных далей, в древнейшую в нашем крае и, к счастью, возрожденную после многолетних надругательств обитель, тем самым являя захожему люду неповторимый облик заповедной донецкой природы, а заодно и всего Донбасса.

Собственно, с предпринимательства незабвенного Иловайского можно было бы начать рассказ и о земляках, которые в XX веке самопожертвенным, подвижницким трудом непосредственно творили индустриальную мощь Донбасса и возвысили его в глазах всего мира.

Но ведь до этой поры были и Евграф Павлович Ковалевский, разведавший недра и составивший первую геологическую карту Донецкого кряжа, дав ему при этом и имя собственное, и академик Григорий Петрович Гельмерсен, автор первых пластовых карт месторождений угля, и Леонид Иванович Лутугин, автор обзорной карты Донецкого бассейна, удостоенной в Турине золотой медали.

Были бахмутский управитель соляных промыслов Никита Веприйский и надзиратель крепости, капитан Семен Чирков, был Григорий Григорьевич Капустин, которые впервые открыли уголь на бывшем Диком Поле: первые в украинской его стороне, второй — в российской.

Был и выдающийся ученый Дмитрий Иванович Менделеев, несколько раз приезжавший в наш край в 1887—1888 годах и изложивший результаты обследований в докладе министру государственных имуществ: «О мерах для развития донецкой каменноугольной промышленности», а также выпустивший книгу «Будущая сила, покоящаяся на берегах Донца».

Был Виктор Егорович Графф, насадивший Великоанадольский лес и положивший начало степному лесоразведению в кряжистом, не так уж и богатому на воду крае. А еще — его последователь Василий Васильевич Докучаев.

Были также Самуил Соломонович Поляков, предприниматель, строитель донецких веток Курско-Харьковско-Азовской железной дороги, и горный инженер Петр Николаевич Горлов, внедривший впервые в Донбассе на крутопадаюших пластах Корсунской копи № 1, или Первого рудника, потолко-уступный способ выемки угля, и Джон Юз, соорудивший на берегах Кальмиуса жизненно действующий металлургический завод, и кузнец этого завода Алексей Иванович Мерцалов, который выковал из куска рельса ажурную чудо-пальму, сработав ее под стать тульскому «левше» из известного лесковского рассказа — она заняла поначалу достойное место на промышленных тогдашних выставках и в Нижнем Новгороде, и в Париже, а после была перевезена в Санкт-Петербург и установлена в музее Горного института. Сейчас ее прообраз стоит и в Донецке, более того — венчает герб Донецкой области. А также стараниями международного фестиваля «Золотой Скиф» их копии установлены в Киеве и Москве, где обосновались крупные донбасские землячества...

И выдающиеся металлурги-ученые Михаил Константинович Курако и Иван Павлович Бардин, работавшие помногу лет на заводах в Мариуполе, Юзовке, Краматорске, Енакиево и внесшие немало новшеств в доменное производство и интенсификацию металлургических процессов. И рыцарь долга Николай Николаевич Черницын, заведующей первой в России Макеевской горноспасательной станцией. Спасая горняков Горловского Первого рудника, он погиб сам.

Был и Никита Сергеевич Хрущев, проработавший на шахтах и заводах Донбасса двадцать лет в начале XX века; возглавив великое государство Советов, он с рабочей смелостью разоблачил культ личности Сталина, довлевшей над каждым из нас...

Был и маршал Советского Союза, легендарный командарм Климентий Ефремович Ворошилов, бывший рабочий Луганского паровозостроительного завода...

Был и председатель КГБ СССР Владимир Ефимович Семичастный...

Были и жертвы ГУЛАГа уже в наше, «мирное» время — правозащитник Олекса Тихий и поэт Василь Стус...

И репрессированные Микола Руденко и Василь Захарченко...

И был божьей милостью механик-самоучка из Первомайки Алексей Иванович Бахмутский — создатель первого в мире угольного комбайна...

Непосредственную же трудовую славу Донбасса в XX веке вершили поистине великие земляки: забойщики угольных шахт Алексей Стаханов и Никита Изотов, металлург Макар Мазай, машинист паровоза Петр Кривонос, трактористка Паша Ангелина.

Их героический труд вылился в стахановское движение, охватившее, точно бурное весеннее половодье, все необъятные просторы тогдашней страны Советов. А родилось оно в тридцатые годы первой половины XX века на донецкой земле благодаря усилиям каждого из этих подвижников.

О них обо всех можно было бы сказать словами Горького, адресованными Изотову: они возвысили свой труд до высоты искусства!

Мы еще не раз будем мысленно возвращаться к ним, беря в пример их жизнь яркую и ориентироваться по ним, как по звездам, в сегодняшнем зыбком, подернутом маревом неразберихи дальнейшем пути. Ведь они радели не только ради личных выгод, а скорее — начисто забывали о них, чуть ли не кладя живот заради общего блага земляков своих, то есть нас, наследников их трудового подвига.

Мировая слава нынешнего Донбасса приращивалась в недавнем прошлом и приращивается сейчас выходцами из земли донецкой: маршалами Иваном Пересыпкиным и Кириллом Москаленко, генерал-полковником, героем Советского Союза Иваном Людниковым и юными молодогвардейцами во главе с Иваном Туркеничем, испытателем первых реактивных самолетов Григория Бахчиванджи и летчиком-космонавтом Георгием Береговым, народными артистами СССР Николаем Гриценко, Юрием Богатиковым, первоклассными солистами Киевской оперы Михаилом Гришко и Анатолием Соловьяненко, опальным литературоведом и критиком, ныне академиком Национальной Академии Наук Украины, Героем Украины Иваном Дзюбой с его крамольной по тем, застойным, временам книгой «Интернационализм или русификация?», народным артистом Украины, актером кино и режиссером Леонидом Быковым с его фильмами «В бой идут одни старики» и «Аты-баты, шли солдаты», ставшими классикой украинского кинематографа, известным кинорежиссером, заслуженным деятелем искусств РСФСР Ларисой Шепитько, актрисой кино, народной артисткой РСФСР Майей Булгаковой, народным артистом России и Украины Иосифом Кобзоном, мастерами мирового балета, народными артистами Украины Вадимом Писаревым и Инной Дорофеевой, композитором, заслуженным деятелем искусств Украины Иваном Карабицем, всемирно известным еще со времен второй мировой войны фотожурналистом Евгением Халдеем, скульптором, народным художником УССР Василием Полоником, народными артистами Украины, солистами Донецкого академического театра оперы и балета Валентином Землянским, Николаем Момотом, актером театра и кино Владимиром Талашко, популярным эстрадным артистом Евгением Мартыновым с его — нашим! — по-родственному, по-домашнему теплым «Отчим домом», Олимпийским чемпионом, десятикратным чемпионом и 35-кратным рекордсменом мира по прыжкам с шестом, Героем Украины Сергеем Бубкой и народным художником Украины, скульптором Николаем Ясиненко, создавшем в Донецке всемирно известному легкоатлету-земляку памятник, как бы символизирующий всю спортивную доблесть Донбасса, и совсем еще молодым Международным гроссмейстером, ставшим в прошлом году чемпионом мира по шахматам Русланом Пономаревым...

Приращивалась и приращивается мировая слава Донбасса и научной деятельностью известного профессора-биолога Федора Щепотьева, вырастившего несколько новых видов грецких орехов, и полярником, капитаном атомоходов, Героем Социалистического Труда Анатолием Ламеховым, и крупным ученым, академиком НАН Украины Владимиром Шевченко, известным исследователем по истории этимологии, лексике и фразеологии русского и украинского языков, профессором Евгением Отиным, своими трудами стершего немало «белых пятен» на топонимической карте Донецкого кряжа, и профессором по истории и краеведению Романом Ляхом, талантливыми профессорами-медиками академиком Академии медицинских наук, Героем Украины Григорием Бондарем и действительным членом Нью-Йоркской Академии наук Владимиром Гусаком, и народным учителем СССР, перевернувшим отечественную педагогику, в чем-то закоснелую, с ног на голову, кавалером международного ордена «Николая Чудотворца» Виктором Шаталовым, народным артистом СССР Юрием Гуляевым и соловьем Донбасса, народной артисткой Украины Алиной Коробко, и лауреатами Государственной премии Украины имени Т. Шевченко поэтами Николаем Рыбалко и Леонидом Талалаем, прозаиком Владиславом Титовым, потерявшем в шахте, спасая товарищей, обе руки и затем написавшем, зажав зубами карандаш, проникновенную повесть «Вcем смертям назло», которая обошла весь мир в переводах на самые разные языки, и поэтами-песенниками Михаилом Матусовским и Михаилом Пляцковским, выходцами из Донбасса, и альпинистом, мастером спорта Международного класса Михаилом Туркевичем, покорившим в ночное время Эверест, и гимнасткой, Олимпийской чемпионкой по спортивной гимнастике Лилией Подкопаевой...

Их имена у всех на слуху! А сделанное ими — неотъемлемая часть нашего общего ратного и мирного дела и нашего духа, духовности нашей, и, наконец, всеобщей культуры всего Донбасса.

Великие имена! Великие земляки!

Ощущая подспудно и осознавая явственно свое землячество с ними, вновь и вновь преисполняюсь неуемного ликования и гордости, будто и сам вместе с ними, с их величием возвышаюсь в повседневных трудах своих. Почти физически чувствую, как радуется душа, обретя вдохновение, заполученное от деяний великих предшественников и современников, моих земляков.

Но и ответственностью полнюсь! Дабы не уронить их чести, их высокого имени. А равно и возвышенного ими до звездной высоты авторитета отчей земли — Донбасса. Ни мыслью недостойной, ни поступком непотребным, ни каким случайно сорвавшимся с языка или с кончика пера неправедным словом.

Точно так же и перед потомками, идущими по-землячески каждому из нас, донбассовцев, на смену.

Жизнь прожить, говорят, — не поле перейти.

Даже не Дикое Поле, добавлю от себя, находясь в постоянных раздумьях о его диком прошлом и его многовековой преобразующей нови.

Дай же, Бог, до последнего шага не утратить святое чувствование своей земляческой причастности к Донбассу, ко всем дорогим моему сердцу землякам!

"Думы о Донбассе"
Иван Костыря, 2001

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 1884 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.