Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
Архив сайта
Июнь 2017 (4)
Май 2017 (4)
Апрель 2017 (3)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)
Январь 2017 (4)

Командир первого Мариупольского



К. Спасенко

Есть в городе Жданове тихая улица. На ней не звенят трамваи, не горят рекламные огни витрин. Зато она похожа на зеленый туннель - так густо разрослись и переплелись ветвями растущие на ней деревья. Аккуратные кирпичные домики под желобковой черепицей прячутся в узорных сетях плюща и дикого винограда. Вся улица словно обласкана морем, пронизана его светлым и чистым дыханием.

Улица носит имя Апатова. Оно выведено на голубых эмалевых табличках домов.

Не только улице присвоено его имя. В Ильичевском районе города Жданова есть дом с мемориальной доской. В нем жил Апатов. Поселок металлургов и строителей назван в честь Кузьмы Апатова.

В городском краеведческом музее памяти славного красного командира отведен большой стенд с документами и различными экспонатами. Рядом - его бюст работы скульптора Баранникова,

Пионерские дружины школ города борются за право носить имя Апатова.

Даже обладая самым пылким воображением, трудно представить все, что увидел, пережил и перенес этот человек. Кузьма Апатов прожил великолепную, богатейшую жизнь, полную событий, полную радостей, неудач, побед, полную борьбы, как лес полон зеленым шумом, как море - гулом шторма.

* * *

Кузьма пришел на берег, чтобы встретиться с товарищами из порта. Он немного нервничал, хотя, казалось, давно уже должен был привыкнуть ко всему. Большевик и не знает, что такое спокойная жизнь. Еще совсем недавно Апатов работал в Союзе социалистической молодежи, который возник на мариупольских заводах «Никополь» и «Провиданс» весной 1917 года. Несмотря на молодость, он повидал немало. После окончания Александровского юнкерского училища служил в 105-м Оренбургском полку. Пришлось воевать на Румынском фронте. Мировая война обожгла ему душу. На каждом шагу - смерть, кровь, пожарища. И как мог не понимать Кузьма думы и чаяния солдат. Жизненный опыт дался ему дорого.

Молчаливый, внешне суровый, Апатов обладал острым, недюжинным умом. Читал он запоем, и читал хорошие книги. Длинные вьющиеся волосы падали на высокий чистый лоб, пенсне в золотой оправе прикрывало чуть иронический взгляд внимательных задумчивых глаз. Спокойная, неторопливая речь Кузьмы, умение держаться независимо, с достоинством производили сильное впечатление. О нем говорили: интеллигент. А руки выдавали в нем человека, познавшего тяжелый физический труд.

Ночное море гудело. Прислонившись к стене каменного пакгауза, Апатов дожидался свидания с портовиками. И когда в маленькой конторке - весовой - загорелся огонек, Кузьма смело направился туда. В весовой уже собрались матросы и рабочие из порта. Люди проверенные.

- Ну что ж, давайте знакомиться, - сказал Апатов.-Я пришел к вам по поручению Василия Афанасьевича Варганова.

Председатель Мариупольского комитета Российской социал-демократической рабочей партии большевиков Варганов совсем недавно вернулся из армии.

Завязался негромкий, зато горячий разговор.

После Февральской революции, по сути, мало что изменилось. Громкие фразы демагогов о свободе и равноправии только раздражали. Купцы и воротилы из пароходных компаний от удовольствия потирали руки. Тут и появились большевистские лозунги: «Вся власть - рабочим и крестьянам!», «Долой войну!» Были созданы военно-революционный комитет во главе с Болеславом Вильклишем и общегородской штаб Красной гвардии. Но буржуазия не намеревалась сдавать свои позиции. Она лихорадочно готовилась к наступлению, вооружалась. В ее распоряжении находились эсеро-менылевист- ские дружины, отряды милиции, «батальон смерти», состоящий из офицеров и унтеров 24-го пехотного запасного полка, отряды гайдамаков.

- Как видите, - сказал Апатов, - вооруженное восстание необходимо. Мы должны сплотить все наши силы. Вы сами, конечно, догадываетесь, как важно, чтобы е порту и на судах были большевистские комитеты. К нам должны прибыть боевые корабли - черноморцы пришлют в Мариупольский порт революционные миноноски.

Разговор длился всю ночь. Свет лампы померк и как бы растворился в лучах утренней зари. Наступил новый день. Кузьма вышел из конторы и загляделся на море, утопающее в дымчато-сиреневой пелене тумана.

* * *

...В штабе красногвардейцев на Константиновской все дела вершит Кузьма Апатов. Старший дежурный, он отвечает за порядок в городе. Ему подчинены все заставы и караульные посты. В его распоряжении большой отряд бойцов, несколько связных, старая легковая машина «бенц» с установленным на ней пулеметом. Во дворе штаба стоят на готове оседланные кони.

Кузьма сидит за столиком и читает Некрасова - своего любимого поэта. Здесь же, в просторном зале, где еще вчера заседал съезд мировых судей, расположились красногвардейцы. Они сидят на длинных скамьях, на табуретках, а то и прямо на полу. Винтовки составлены в пирамиды, шинели, полушубки и ватники сложены на большом деревянном диване. Пахнет кожей, махорочным дымом, разогретым ржаным хлебом, свеже-сваренной овсяной болтушкой, заправленной пережаренным луком. Течет разговор, который никогда не начинался и никогда не закончится.

У нас теперь настоящая зима легла, морозы трескучие из глаз слезы выжимают. А тут что, мокрядь одна: дожди, туманы.

Хорошо бы теперь с ветерком по снежной дороге прокатиться...

Что с ветерком... С молодкой куда лучше! - уточняет пулеметчик Лапушкин.

Вон куда хватил, - раздается чей-то иронический голос. - Сам - кожа да кости, а все о том же.

И верно, братцы,-соглашается кто-то.

Апатов перестал читать, но притворяется, будто все эти разговоры его совершенно не касаются. На самом же деле он внимательно следит за всем происходящим здесь, и его глубоко трогают искренность, дружелюбие и бескорыстие, установившиеся в отношениях

между красногвардейцами, У них общие интересы.

Он снимает пенсне и, близоруко щурясь, отыскивает глазами Лапушкина. Тот, почувствовав на себе взгляд командира, отвечает ему доброй, светлой улыбкой.

Внезапно в зале произошло движение, возникающее обычно при появлении незнакомого лица, когда все вдруг, словно по сигналу, поворачиваются в одну сторону. Кузьма тоже повернулся.

Товарищ командир, - торопливо проговорил подошедший к нему молодой красногвардеец, - я от коменданта вокзала Сухорукова. - И протянул Апатову свернутый листок бумаги. Кузьма быстро прочитал небольшую записку.

Вот оно что. Оказывается, на станцию на имя начальника городской думской милиции прибыл вагон с оружием.

Сказав об этом подчиненным, Кузьма добавил:

Мы должны завладеть оружием раньше тех, кому оно предназначено, иначе винтовки и пулеметы попадут в руки контрреволюционеров и обратятся против нас. Задача ясна? На сборы - пять минут. Лапушкин и Матвеев - ко мне в машину, остальные - по коням.

Через несколько минут старенький «бенц», кутаясь в клубы дыма, загрохотал на Магдалиновской улице, за ним со звонким цокотом мчались всадники. Апатов приказал водителю остановиться на крутом спуске к Слободке, где дорога резко поворачивает.

Туман рассеивался, и теперь с высоты все было видно как на ладони: и обширная привокзальная площадь с несколькими торговыми рундуками, и приземистое здание вокзала из красного кирпича, и тускло поблескивающие вдали станционные пути, подступающие к самому морю, и зеленые пассажирские и красные товарные составы, и маневровый паровоз. Ага, вот и одинокий вагон, загнанный в тупик. Его подали под разгрузку. Оружие явно в нем. Итак, скорее на станцию!

Минутку, командир, - окликнул Апатова шофер Зинченко. - По-моему, вон там, направо от нас, что-то подозрительное происходит. Может, дать очередь из «максима» на всякий случай, а?

Кузьма навел в указанное место бинокль. Так и есть: с Малой Садовой, прячась за строениями и заборами, пробираются к вокзалу одетые в форму эсеровской дружины и думской милиции люди. Среди них мелькают гайдамацкие жупаны.

Апатов тотчас оценил обстановку. «Главное - не волноваться и не торопиться, - успокоил он себя, - пусть контра, ничего не подозревая, выкатится на открытую площадь - тут-то мы и ударим».

- Матвеев!

Я!

- Берите пять человек и скрытно, по одному - бегом к тому вагону, что в тупик загнан. Возьмите его под охрану и ни одной души не подпускайте к нему. Ясно?

- Ясно.

- А вы, Лапушкин, со своим «максимом» займите позицию у здания багажного отделения. Замаскируйтесь. Ваша задача - не дать противнику прорваться на перрон к железнодорожным путям. Действуйте смело и решительно. Остальные остаются со мною. Мы атакуем контру, как только ее основные силы появятся на площади. Основное для нас - выдержка. Ждать моего сигнала.

Прошло несколько томительных минут. И вот наконец раздалась команда Апатова: «Вперед!»
Зинченко с места рванул свой «бенц», увлекая за собой красногвардейцев. Кузьма прильнул к пулемету. Эсеровские дружинники и гайдамаки были ошеломлены. Они поспешно покидали привокзальную площадь, растекались по кривым улочкам и переулкам Слободки.

Час спустя вызванные из ревкома подводы увозили боевые трофеи, добытые в бою с контрой: два станковых пулемета, сотни винтовок, пачки патронов, ящики с гранатами. Отряды Краской гвардии непрерывно росли, их нужно было вооружать.

* * *

Неделю спустя произошла еще одна схватка с контрреволюцией.

...По приказу ревкома электростанция прекратила подачу энергии в город. В непроглядном мраке красногвардейцы вместе с моряками внезапным ударом захватили пороховые погреба. У почты и телеграфа, на вокзале, в депо и в других важных стратегических местах они поставили свои посты.

Отдельные столкновения, завязавшиеся утром, переросли в ожесточенные бои. Отстреливаясь и цепляясь за малейшие укрытия, гайдамаки, эсеровские дружины и милиция медленно отходили вниз по широкой и прямой, как стрела, Екатерининской улице к гостинице «Континенталь». Гостиница была их штабом и главным опорным пунктом.

Апатов сознавал, что до победы далековато. Он испытующе посматривал на солдат своего отряда, среди которых были и моряки - подкрепление с миноносок.

Отряд должен был обойти противника с тыла и помешать ему овладеть прилегающими к гостинице домами. Контра заранее подготовила эти дома к обороне.

На углу Торговой и Николаевской отряд неожиданно попал под пулеметный огонь.

- Назад! - крикнул Апатов. - Рассредоточиться!

Его мысль работала четко и быстро.

У вражеского пулеметчика была выгодная позиция с большим радиусом обстрела. Пулемет бил сверху, из чердачного окна красного двухэтажного здания.

Кузьма приказал Крыленко - высокому моряку в черном бушлате и бескозырке: «Взять двух бойцов и немедленно заткнуть гранатами глотку петлюровцу». Тут же он распорядился, чтобы один из красногвардейцев повел отвлекающий огонь по чердачному окну. Вынув из деревянной кобуры тяжелый маузер, он первым шагнул под арку, ведущую во двор старинного особняка.

Мелкими группами и в одиночку - по крышам домов и сараев, через узкие переходы и лазы - апатовцы бесшумно продвигались вперед, пока наконец не оказались у дома рядом с гостиницей.

Вернулся Крыленко. Он по-матросски коротко доложил о выполнении приказа. Вражеский пулемет больше не строчил из чердачного окна. Возле Апатова лежал красногвардеец Лапушкин.

Товарищ командир, - вдруг шепнул боец, тронув Кузьму за плечо. - Идут... Вон из ворот вышли. Человек десять...

Спокойно, Лапушкин, посмотрим, что они станут делать. Им ведь нас не видно.

Точно. Направляются прямо к пожарной лестнице. На крышу хотят, что ли?

На чердаке у них, видно, пулемет. А может, и не один, - проговорил Апатов. - Вот что, Лапушкин, полосни по ним короткими очередями. Остальным пока не стрелять, не выдавать себя!

Огонь Лапушкина был настолько прицельным и губительным, что несколько петлюровцев сразу же замертво упали на булыжник. Уцелевшие успели скрыться за углом длинного приземистого склада, и оттуда захлопали винтовочные выстрелы. Из окна второго этажа дробно, взахлеб, застучал ручной пулемет.

Ну-ну, - промолвил Кузьма. - Пусть строчат в белый свет, как в копейку. А мы пока помолчим.

Впрочем, молчать долго не пришлось. Кузьма заметил, как гайдамаки - лавина синих жупанов - ринулись с улицы во двор гостиницы.

«Приближается заключительный акт», - подумал Апатов.

Огонь! - скомандовал он, и голос его потонул в сплошном гуле и треске выстрелов. - Огонь! - Командир метнул гранату, за ней вторую...

Гайдамаки были наглухо заперты в гостинице «Континенталь». Бой продолжался до позднего вечера: вооруженные до зубов петлюровцы бешено сопротивлялись, но, убедившись, что за ними осталась лишь территория заплеванных гостиничных номеров, они сорвали желто-голубые «прапоры» и заменили их белыми простынями.

Власть в городе полностью перешла в руки Советов рабочих и солдатских депутатов.

Несколькими днями позже уездный комитет партии и уездный ревком назначили Кузьму Павловича командиром 1-го Мариупольского ударного стрелкового батальона.

К командованию батальоном, а затем и полком Апатов был подготовлен всей своей жизнью. Он рос и формировался в рабочей среде, где знают истинную цену труду и хлебу, где честь и совесть ставятся превыше всего. Он выдержал экзамен на партийной

работе в тяжелых условиях открытой борьбы и подполья, закалился в боях с контрреволюцией.

* * *

Тысячи километров преодолел полк Кузьмы Апатова. Он шагал под красными знаменами сквозь снежные бури и метели, под проливными дождями и в палящий зной, когда пересыхали степные реки и нечем было напоить коней.

В непрерывных боях миновали лето и осень 1919 года. Наступила зима с обильными снегопадами, с неожиданными оттепелями и резкими морозами.

413-й стрелковый полк стоял на подступах к Крыму, где за укреплениями узкого Перекопского перешейка укрылись остатки деникинских частей.

Холодным январским утром Апатова вызвали в штаб дивизии. Надеть отороченный мехом полушубок и пристегнуть к ремню маузер, подаренный моряками-балтийцами, было делом одной минуты. Он проехал километров восемь по накатанной, блестевшей сизыми и светло-желтыми полосами снежной дороге.

«Наверное, будет приказ о наступлении,- предположил Кузьма. - Затем и вызвали. Скорей бы уже».

Начальник дивизии, по всей вероятности, смертельно устал. Об этом говорили его серые набухшие и покрасневшие от бессонницы глаза. Он приветливо поздоровался с Кузьмой и усадил его за стол, покрытый полевой картой.

Вот что, Кузьма. Тебе предстоит выполнить трудное, сложное, связанное с огромным риском и опасностью задание.

Я готов, - сказал Апатов и поднялся из-за стола.

Садись и внимательно слушай. По ту сторону Сиваша в последнее время происходит активное передвижение воинских частей. Становится ясным, что противник располагает большими резервами. Англичане на кораблях доставляют оружие, с Кубани и Кавказа прибывают уцелевшие соединения бывшей добровольческой армии. Догадываешься, что затевается?

Начинаю догадываться, товарищ начдив.

Нам нужны точные данные о противнике. Для этого ты должен совершить с отрядом рейд в тыл противника. Стоят сильные морозы, и Сиваш замерз на мелководье. Лучше всего его перейти вот здесь. - Карандаш начдива замер, уткнувшись острием в маленькую точку на карте. - Если вам удастся захватить в плен офицеров, то это будет удача.

Начдив, высокий, большеголовый, подошел к низкому окну и долго глядел на заснеженную деревенскую улицу. Наконец он повернулся к Апатову.

Все ясно?

- Так точно, товарищ начдив.

Выступишь в полночь. Действовать нужно дерзко, самоотверженно. И обязательно трезво, спокойно. Могут быть всякие непредвиденные обстоятельства, на них следует реагировать быстро и безошибочно. Без опыта и умения самостоятельно принимать правильные решения тут ничего не сделаешь. Поэтому и пал выбор на тебя, товарищ Апатов.

- Спасибо за доверие. - Голос Кузьмы дрогнул.

А теперь иди. - Начдив привлек его к себе и крепко обнял. - Я верю в тебя, дружище.

Возвращался к себе Кузьма не спеша. Вечно находясь на виду у людей, выполняя хлопотливые и ответственные обязанности командира полка, он редко оставался наедине с самим собою. И нынче он был вовсе не против нескольких минут одиночества.

Прибыв в полк, Кузьма вместе со своим начальником штаба и комиссаром занялся подготовкой к ночной вылазке, изучал и уточнял скупые данные дивизионной разведки о расположении белых на Перекопском перешейке. Отдыхал он мало. Адъютант разбудил его за полчаса до выступления.

Отряд выступил в полночь. Было темно хоть глаз выколи; по степи метался злой ветер, мела поземка. Двести всадников с пулеметами, установленными на санях, бесшумно покинули село и взяли направление на Сиваш.

В такую погоду хороший хозяин собаку во двор не выгонит, - сказал Апатов адъютанту. - Видишь, нам сам господь бог помогает...

Шутка шуткой, а на сердце было неспокойно. И все-таки Кузьма умел владеть собой. Порой даже близкие ему люди не всегда догадывались о его переживаниях.

Что было потом? Об этом ночном поиске можно поведать только языком киноленты, способной передать фантастическую стремительность, невероятный калейдоскоп боевых эпизодов. Отряд под командованием Кузьмы Апатова буквально разгромил белогвардейский полк, взял в плен более трехсот солдат и офицеров, пригнал 18 орудий в упряжке, Захватил много пулеметов, винтовок, различного воинского снаряжения. Кроме того, доставили в штаб дивизии ценнейшие секретные документы о формировании, вооружении и дислокации белогвардейских частей в Крыму.

Специальным приказом по дивизии командиру 413-го стрелкового полка Апатову была объявлена благодарность за выполнение особо важного задания. Его поздравляли товарищи, а он застенчиво щурился, будто смотрел на слишком яркий свет.

***

Восточнее Мелитополя врангелевцы сконцентрировали более одиннадцати тысяч пехоты и кавалерии, перебросили сюда авиацию и поезда, действовавшие по линии Федоровка-Верхне-Токмак. В июле белогвардейцы пошли в новое наступление. В те дни и произошел последний в короткой жизни Апатова бой. Вот что рассказывает об этом бывший адъютант командира 1-го Мариупольского, а затем 413-го стрелкового полка Владимир Федорович Чинчин:

«Двадцать седьмого июля 1920 года конные части белых в несколько тысяч сабель, воспользовавшись слабой связью между 413-м и 412-м полками Красной Армии, зашли в тыл нашего полка. К тому времени, надо сказать, в предыдущих боях наш полк понес значительные потери и, по сути, не имел связи со штабом 138-й бригады. Положение было не из легких, но, несмотря на это, мы вступили в неравный бой с превосходящими силами белых. Белогвардейцам удалось окружить наш полк и захватить в плен многих бойцов второго и третьего батальонов. Командир полка Апатов, перейдя в расположение первого батальона, до последней возможности вел бой. В этом бою Кузьма Павлович геройски погиб. Вместе с ним пал смертью храбрых также командир первого батальона Сергей Матиенко...»

С.П. Булкин

Г.В. Тепляков

Памятные места Донбасса

1968 год

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 924 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.