Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
Календарь
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Архив сайта
Июль 2017 (2)
Июнь 2017 (6)
Май 2017 (4)
Апрель 2017 (3)
Март 2017 (16)
Февраль 2017 (1)

Конец 80-х в Донбассе



Богатство региона, его высокая урбанизированность и большая численность населенность позволили создать здесь развитую сеть образовательных и культурных заведений. Только в Донецкой области в 1980 году работали 646 средних, 499 восьмилетних и 32 начальных школы, причем, начиная с этого года, учебники выдавались школьникам бесплатно. Кроме того, в регионе действовала сеть из 142 различных внешкольных образовательных учреждений (дома пионеров, станции юных техников, юных натуралистов, различные кружки и спортивные секции), которые позволяли донбасским детям развивать свои способности.

Большое внимание в регионе уделялось спорту, и в 1980 году в Донецкой области работало 103 стадиона, 33 плавательных бассейна, 3 легкоатлетических манежа, 1279 спортзалов и 76 детских спортивных школ, которые были либо бесплатные, либо плата была символической. Благодаря этому донбасские спортсмены неоднократно становились победителями всесоюзных и мировых соревнований. Кстати, СССР на олимпиаде восьмидесятого года представляли семь спортсменов из нашей области, каждый из которых вернулся домой с медалью. Это были Надежда Ткаченко (пятиборье), Нина Зюзькова (эстафета), Илья Мате (вольная борьба), Александр Сидоренко (плавание), Виктор Мирошниченко (бокс), Александр Первий, Василий Архипенко (бег с барьерами), Валерий Подлужный (прыжки в длину). В том же году донецкий «Шахтер» в третий раз завоевал Кубок СССР по футболу.

В восьмидесятых годах, несмотря на внешнюю стабильность, Советский Союз стал погружаться в кризис, постепенно охвативший все сферы жизни, однако Донбасс продолжал оставаться регионом достатка и благополучия. Средняя зарплата в народном хозяйстве составляла 150-170 рублей, а на отдельных шахтах месячный доход горняка мог составить до 600 рублей . Зарплата лаборанта составляла 80 рублей, инженера 110-120, кандидат наук, старший научный сотрудник зарабатывал до 350. При этом все коммунальные платежи за однокомнатную квартиру равнялись 15-20 рублям, для поездки на такси по городу хватало рубля, а за червонец можно было неплохо посидеть в ресторане, заказав водочку, «цыпленка табака» и гарнир.

При этом государственные цены на товары и услуги много лет оставались неизменно низкими. Например, проезд в трамвае, троллейбусе и автобусе стоил 3, 4 и 5 копеек соответственно. Буханка черного хлеба обходилась в 16 копеек, батоны стоили 16 и 18 копеек, а буханка белого пшеничного хлеба - 22 копейки. Мясо посредственного качества в обычном магазине стоило в районе двух рублей за килограмм, а хорошую говядину можно было купить в кооперативном магазине или на рынке по цене от трех с половиной до пяти рублей. Сыров в магазинах практически не было, зато была вкусная и недорогая (до трех рублей за кг.) колбаса. Сухую колбасу можно было купить в кооперативных магазинах примерно по 7-8 рублей за кг., а килограммовый бисквитный торт обходился до трех рублей. Сливочное масло можно было свободно купить по 68 копеек за 200-граммовую пачку, а куриные яйца в зависимости от размера продавались от 90 копеек до одного рубля двадцати копеек за десяток. Практически всегда в продаже было молоко и кисломолочные продукты по более чем доступным ценам. Местные овощи стоили сущие копейки, а вот цитрусовые в магазинах были большой редкостью. Мандарины можно было купить на рынках у кавказцев, а привычные нам сегодня апельсины даже там были дефицитом.

Разумеется, если сравнивать с сегодняшним днем, ассортимент донецких магазинов советского периода кажется очень бедным, однако для своего времени Донецк снабжался хорошо, превосходя большую часть городов страны, поэтому товарный голод, присущий СССР, тут не так ощущался, и донецкие магазины могли похвастаться товарами, которые в других регионах считались дефицитом. Причем, помимо государственных магазинов, существовала сеть магазинов потребкооперации и рынков, где цены были выше, но зато можно было приобрести практически всё необходимое. Однако к середине десятилетия ситуация стала ухудшаться. Прилавки стали пустеть, а цены расти. Поскольку в Донецк за покупками массово приезжали жители соседних областей (благо транспорт в СССР был необычайно дешев), обком партии принял решение закрывать на воскресенья промтоварные магазины, а мясо и сливочное масло продавать нормировано. Естественно, эти решения не спасли область от дефицита, зато создали массу неудобств для жителей. Для того чтобы что-то купить, приходилось стоять в очередях, а в магазинах оставалось все меньше товаров.

Впрочем, исчезновение с прилавков потребительских товаров была не самым страшным явлением. В то время в сложном положении оказались и основные промышленные предприятия региона. Близкие к поверхности угольные пласты были выработаны, шахты становились все глубже, и добыча угля обходилась все дороже. В результате донбасский уголь стал слишком дорогим. На металлургических заводах тоже ситуация была тяжелая. Из-за износа основных фондов и падения трудовой мотивации производство металла стало сокращаться. В результате предприятия области регулярно не достигали запланированных показателей по объемам выпускаемой продукции.

В сельском хозяйстве также сложилась сложная ситуация, поскольку молодежь массово покидала села и уезжала в города, где можно было больше заработать. Из-за этого в регионе к 1985 году в сельском хозяйстве было занято только 5% работников, и в результате стало производиться меньше продовольствия. Донбасс стал зависеть от поставок из других регионов.

В общем, экономические проблемы, копившиеся много лет, в середине 80-х годов стали наслаиваться друг на друга, и Донбасс оказался на грани кризиса.

Впрочем, на фоне остальной страны шахтерский край смотрелся стабильным и благополучным. Советский Союз в это время стремительно ветшал и деградировал. Государственная система управления явно не справлялась с возросшей сложностью проблем. Оборудование многих заводов устарело и нуждалось в реконструкции, а финансов для этого не было, так как огромные средства ушли на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС, а поступления в бюджет сократились из-за антиалкогольной компании и резкого падения цен на нефть на мировых рынках. Вдобавок сама правящая Коммунистическая партия из сообщества идейных борцов за светлое будущее стремительно превращалась в организацию карьеристов, озабоченных собственным благом. Если в тридцатые-сороковые годы огромное количество людей искренне верили в возможность построения справедливого общества, то теперь слова о построении коммунизма, регулярно звучавшие с трибун, воспринимались лишь как ничего не значащее сотрясение воздуха. В результате советское общество теряло нравственные ориентиры, и целью жизни для многих становилось исключительно материальное благополучие, достигаемое любым путем. Не зазорно стало украсть что-то со своей работы или халтурить, выпуская заведомый брак. Началось моральное разложение, а религия, которая в традиционном обществе задает нормы поведения и создает моральные нормы, усилиями Компартии в СССР была вытравлена из душ людей.

Так что кризис советского государства носил системный характер и с каждым годом усиливался.

Нельзя сказать, что М. Горбачев, новый правитель Советского Союза, не понимал опасности. Однако большая часть его начинаний лишь ухудшили положение. Даже пятилетний план развития экономики на 1986-1990 годы не учитывал реальное положение дел и был составлен так, что заведомо не мог быть выполнен.

Так как советские производители все больше и больше закрывали глаза на качество своей продукции, стремясь лишь к увеличению ее количества, было решено ввести государственную приемку произведенного товара, которую должны были осуществлять специальные комиссии. В Донбассе это нововведение начало внедряться в начале 1987 года на Новокраматорском машиностроительном, Донецком и Енакиевском металлургических заводах.

Вскоре и другие предприятия региона познакомились с новшеством. В итоге оказалось, что значительная часть всей выпускаемой в стране продукции не соответствует стандартам качества. Выявленный брак отправлялся на доработку, которая, естественно, не оплачивалась, а трудовые коллективы, допустившие брак, лишались премий. Так что многие работники остались без определенной части дохода, что вызвало озлобление в адрес власти.

Стремясь улучшить экономические показатели, правительство решило расширить самостоятельность государственных предприятий, которые массово переводились на хозрасчет. К 1988 году на хозрасчет перешло больше половины предприятий области, а в следующем году - уже практически вся донецкая промышленность. Правда, это была лукавая попытка дать самостоятельность предприятиям, так как 100% добытого угля и произведенного металла выкупало государство, а установленные цены на уголь были ниже его себестоимости.

Еще одной попыткой правительства улучшить экономическую ситуацию было стимулирование создания разнообразных кооперативов, которые должны были обеспечить потребности региона в продовольствии и товарах народного потребления. Однако большая часть созданных кооперативов занималась не производством, а торговлей, а то и открытой спекуляцией. Приобретая по знакомству в государственных предприятиях лучшие товары и тем самым создавая дефицит, они затем перепродавали вещи и продукты по значительно большей цене, тем самым зарабатывая гигантские деньги буквально из воздуха. Естественно, это вызывало глухой ропот в простом народе.

К концу восьмидесятых годов нехватка продовольствия в СССР приняла настолько угрожающие масштабы, что заставила власти ввести нормированное распределение основных товаров, для чего жители получали специальные одноразовые талоны на приобретение тех или иных продуктов.

Дополнительную нервозность в донбасском обществе вызывали слухи о предстоящем закрытии части шахт из-за их нерентабельности и переводе металлургии на использование дешевого кузбасского угля. И действительно, министр угольной промышленности Украины А. П. Фисун заявил, что планируется в ближайшее время закрыть 21 шахту с низкой производительностью труда и высокой себестоимостью работ. Кроме того, государство начало существенно сокращать капитальные вложения в угольную промышленность, останавливая строительство новых промышленных объектов.

Да еще выяснилось, что в угольной отрасли зарплаты повышаются значительно меньше, чем в целом по стране. Так если в 1975 году шахтерский заработок превышал среднюю по области зарплату на 46%, в 1985 году - на 40%, то в первом полугодии 1989 года - лишь на 25%. Не лучше обстояло дело и с выделением бесплатного жилья для шахтерских семей, так как количество выделяемых горнякам квартир сократилось на 20 % по сравнению с семидесятыми годами. Это вызывало чувство обиды и раздражения, так как шахтеры привыкли к своему привилегированному положению в обществе и не собирались с ним расставаться.

Из-за всего этого социальное напряжение в обществе росло, и к концу восьмидесятых годов на шахтах начались первые трудовые конфликты. Горняки возмущались ухудшением жизни, нарушениями правил безопасности, требовали повышения зарплат. Некоторое время это были незначительные локальные возмущения, но весной 1989 года шахтерское возмущение стало стремительно расти, появились независимые профсоюзные организации горняков, и требования повышения зарплаты, совершенствования организации труда, улучшения социально-бытовых условий зазвучали в полную силу.

Тем более что теперь можно было не опасаться выступать против власти, так как летом 1988 года на XIX конференции КПСС был объявлен курс на демократизацию , а в декабре был принят Закон СССР «О выборах народных депутатов СССР», которые состоялись весной следующего года. Начиная с 1917 года, это были первые свободные выборы в стране, и, получив возможность выбора, граждане страны поддержали не только коммунистов. В новом составе Верховного Совета оказалось 292 беспартийных депутата, которые могли защитить протестующих от давления властей, а также озвучить на всю страну их требования.

В итоге в июле 1989 года шахтеры решились начать всеобщую забастовку, создали забастовочные комитеты и выдвинули список из 38 требований, адресованных Министерству угольной промышленности. Прекратив работу, горняки вышли на улицы и площади городов. Порядок во время акции протеста поддерживался силами самих бастующих, образовывались забастовочные комитеты. Стали появляться новые лидеры общественного мнения, а официальные профсоюзы теряли популярность и поддержку.

В Донбассе забастовка началась 15 июля на шахте «Ясиноватая-Глубокая» в Макеевке, где шахтерам на одном из участков не подали порожняк, из-за чего они почти всю смену простояли (а значит ничего и не заработали). Поднявшись на поверхность, они заявили, что так дальше работать нельзя. С ними согласились остальные работники шахты, и началась стачка, к которой быстро примкнули и другие угольные предприятия региона. 19 июля к забастовке присоединились шахтеры Донецка и Горловки, тем самым предав событиям такой размах, что теперь власть не могла ни замолчать ситуацию, ни подавить возмущение силой. В результате остановили свою работу 110 из 121 шахты в Донецкой области, 52 из 93 - в Ворошиловградской (Луганской) области и 11 шахт Западного Донбасса. Причем в забастовке участвовали даже благополучные шахты.

На своих митингах бастующие избрали стачечные комитеты, которые превратили стихийное возмущение в организованный процесс. Для сохранения порядка были созданы рабочие дружины, куда вошло немало бывших «афганцев».

Эффект от появления сотен шахтеров, устроивших митинг перед зданием обкома партии в Донецке, сложно передать. Жители города специально приходили, чтобы своими глазами увидеть это, настолько невозможным казалось подобное ранее. Оказалось, что «гвардия труда», всегда считавшаяся опорой коммунистов, готова идти против КПСС. Это был полный крах партии и всего советского строя.

В Донбасс срочно была направлена правительственная комиссия, которая вступила в переговоры с шахтерами, и 22 июля было подписано соглашение, согласно которому Правительство обещало в той или иной степени удовлетворить требования горняков. Из Донецка в Москву отправилась делегация из активистов забастовочного движения, которая встретилась председателем Совета Министров СССР Николаем Рыжковым. Чиновник официально гарантировал, что соглашение будет выполнено, а участники забастовки не будут наказаны. После этого 25 июля донецкие шахтеры приняли решение приостановить стачку.

Хотя основные требования касались экономических и организационных вопросов, прозвучали и политические требования. Например, стачком Ворошиловградской области требовал отставки ряда чиновников, а в Стаханове, Кировске и Брянке бастующие добились отставки руководителей этих городов.

1 Горняки шахты "Лидиевка" во время забастовки1 Горняки шахты "Лидиевка" во время забастовки

1 Горняки шахты "Лидиевка" во время забастовки

Естественно, события в Донбассе попытались использовать различные оппозиционные организации, которые хотели заручиться поддержкой шахтеров для своей борьбы с властью. Однако практически везде попытки привлечь горняков к «чистой политике» закончились неудачей.

В День шахтера, 27 августа 1989 года, донецкие горняки приняли резолюцию с требованием отставки первого секретаря ЦК Компартии Владимира Щербицкого, который был отправлен на покой уже на следующий день. Впрочем, такая скорость отставки одного из высших функционеров говорит о том, что решение о его смещении было принято Горбачевым заранее, а требования дончан стали лишь поводом.

В 1990 году в Донбассе периодически бастовали отдельные предприятия и нарастало общее недовольство, поскольку жизнь продолжала ухудшаться. Постепенно все больше людей приходили к выводу, что в сложившемся положении виновата компартия, которую необходимо отодвинуть от управления государством.

Зимой 1990-1991 годов между представителями государства и шахтерских коллективов шел напряженный торг, в котором горняки пытались «выбить» себе очередное повышение зарплат и пенсий. Угрожая началом новой всеобщей забастовки, шахтеры вынудили правительство пойти на уступки. 28 февраля 1991 года в Донбасс прилетел премьер-министр УССР Витольд Фокин, который объявил, что зарплата рабочих основных шахтных профессий будет повышена до 1000-1200 рублей. В тот же день вышло постановление Верховного Совета УССР «О положении в шахтерских регионах республики», в котором шахтеров призывали воздержаться от действий, которые могут привести к ухудшению ситуации. Кроме того, в это время произошел переход предприятий угольной промышленности из союзного подчинения в республиканское, что позволило выделить из украинского бюджета почти тринадцать миллиардов рублей для нужд Донбасса.

Однако это не решило всех проблем, и в марте 1991 года забастовка все равно началась. Уже 21 марта правительство взяло на себя обязательство увеличить в два раза заработную плату всему промышленно-производственному персоналу угольной промышленности Украины путем увеличения тарифных ставок и окладов без изменения норм выработки и условий премирования и в дальнейшем обеспечить постоянный рост заработной платы в соответствии с ростом индекса стоимости жизни. Также был расширен список профессий, дающих право на льготный выход на пенсию. Это привело к тому, что уже в апреле большинство шахт возобновило свою работу.

Пока шахтеры бастовали, 17 марта 1991 года в стране прошел референдум с вопросом о необходимости сохранения СССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик. Подавляющее большинство голосовавших высказались за сохранение Советского Союза, однако уже в августе произошли события, которые полностью изменили жизнь миллионов людей. 24 августа 1991 года Верховный Совет УССР принял Акт о Независимости Украины.

1 декабря прошли выборы президента Украины и всеукраинский референдум, на котором жители страны проголосовали за независимость республики, а еще спустя неделю собравшиеся в Беловежской пуще президенты трех новообразовавшихся государств подписали соглашение о прекращении существования СССР. Так буднично завершилась история великой страны.

Удивительно, что 1 декабря 1991 года более 60% жителей Донбасса проголосовали за независимость Украины, хотя еще в начале года подавляющее большинство дончан выступало за существование СССР. Скорее всего, это объяснялось совпадением нескольких факторов. Во-первых, в Москве ельцинская команда начала резко бороться с коммунистическими чиновниками, убирая их с ключевых должностей. Естественно, что в УССР, где вся власть оставалась в руках «перекрасившихся» партийцев, идея объединения с демократической Россией поддержки у «серьезных людей» не находила. Вторым фактором было то, что уровень жизни в Донбассе был ощутимо выше, чем в России того времени. Сторонники независимости активно использовали этот факт, обещая, что сбросив тормоз в виде нищей России, в которую из УССР идет поток продовольствия, Украина станет резко богатеть. К сожалению, жители Донбасса попали под влияние такой «шкурной» пропаганды и в погоне за материальным благополучием отказались от сохранения общего государства. Ну и третья причина такого итога - мало кто из простых людей понимал, что это именно распад Союза, а не его преобразование в СНГ.

Известный донецкий политолог Владимир Корнилов отметил еще одну особенность этого референдума: «Формулировки были весьма ловко и непонятно составлены. Кроме того, ситуация была такова, что в декабре очень многие были убеждены, что голосуют за то же, за что высказывались в марте. Я тогда был наблюдателем и видел, как люди совершенно уверенно ставили галочку против «Да», считая, что это - голос за Украину в Союзе».

Шахтерские выступления стали знаковыми явлениями, но сводить последние советские годы исключительно к забастовкам горняков будет неправильно, так как в это время произошло немало интересного. Например, в июне 1990 года на донецком стадионе «Локомотив» (сейчас РСК «Олимпийский») состоялся гигантский музыкальный фестиваль «МузЭко-90», посвящённый 50-летию со дня рождения Джона Леннона и собравший всех звезд советской эстрады и рока. Тут были «Сталкер» и «Браво», «Мираж» и Лариса Долина, «Песняры» и Игорь Тальков, Вячеслав Малежик и Таня Овсиенко. Рок-сегмент отечественной сцены был представлен культовыми группами «Ария», «Мастер» и «Кино».

Ахать БрагинАхать Брагин

Ахать Брагин

Кроме того, в конце в восьмидесятых годов активные дончане начинают осваивать новый для общества вид деятельности - частное предпринимательство, наконец-то разрешенное в СССР. Как правило, бизнес заключался в посредничестве и торговле, но со временем деятельность некоторых предпринимателей приобрела впечатляющий масштаб. Стоит вспомнить несколько наиболее знаковых людей, которые начали свое восхождение в то время. Первым в этой плеяде был Ахать Брагин, человек еще в советское время занимавшийся различными прибыльными делами, за что в 1971 году даже попал под суд. Однако к концу восьмидесятых он легализовал свой бизнес и считался одним из наиболее успешных предпринимателей региона. При этом злые языки утверждали, что татарин с поселка «Октябрьского» попутно является криминальным авторитетом по прозвищу Алик Грек. Впрочем, по всему СССР большинство успешных предпринимателей конца восьмидесятых - начала девяностых годов имели репутацию лиц, в той или иной мере связанных с криминалом. Тогда же свой бизнес начал строить заместитель директора шахты «Кировская» Евгений Щербань, вскоре ставший знаковой фигурой для региона.

В 1990 году в шахтерскую столицу из Луганска переехал преуспевающий бизнесмен Янош Кранц. Переехал он не совсем по своей воле. В 1987 году в Луганске он создал кооператив и уже вскоре стал очень богатым человеком, но спокойно продолжать бизнес не смог, так как вступил в конфликт с авторитетным предпринимателем Валерием Доброславским. Подробности произошедшего мало кому известны, но в итоге Янош Ефимович предпочел покинуть город и переехать в Донецк, где развернул активную деятельность.

Годом позже в шахтерской столице возникла фирма «Юг» под управлением молодого Бориса Колесникова.

В течение нескольких последующих лет эти люди и их борьба за власть и капиталы во многом будет определять жизнь Донбасса, но пока они только приступали к созданию своих империй, и мало кто мог угадать, в кого они превратятся.

Сергей Бунтовский

История Донбасса

Донецк, 2015

Самое красивое видео о Донбассе



Другие новости по теме:
Просмотров: 1398 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
Опрос сайта
Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

Панель управления
Регистрация | Напомнить?






  Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Бесплатная библиотека
Дизайн Вашего сайта
Рейтинг@Mail.ru
D o n p a t r i o t . r u
 Издательство: Я патриот Донбасса.
 Верстка: Raven Black
 Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
 Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
 Соцсети: ВК, ОК, Facebook
 Периодичность: всегда с Вами
 Цена: информация беcценна
 Сайт работает до последнего посетителя.
Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
.