Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
    Календарь
    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 
    Архив сайта
    Август 2017 (4)
    Июль 2017 (2)
    Июнь 2017 (6)
    Май 2017 (4)
    Апрель 2017 (3)
    Март 2017 (16)

    Славянск вместо Шахтерска: «День космонавтики»



    К тому времени уже было решено: Игорь Стрелков с его отрядом из пятидесяти двух соратников войдет в Донбасс. Дело Народного ополчения - их встретить. Где? Сначала- то мы думали, что отряд Стрелкова займет Шахтерск.

    От нас операцию со Стрелковым обеспечивал Буйный. Шахтерск - город вблизи границы с Ростовской областью. Там все было готово к входу отряда Игоря Ивановича. Но внезапно решение изменили: решили войти в Славянск, гораздо глубже на территорию области. Почему? Вот что вспоминает Буйный:

    -Сначала на нас вышла Катерина и сообщила, что отряд из Крыма зайдет через Шахтерск. Сказала нам тогда, что потребуется захватить и до вечера удержать в Донецке областную госадминистрацию, телевышку и здание СБУ. Она тогда спросила: «Что вам для этого нужно?» Чем, признаюсь, привела нас в замешательство. А что, собственно, нужно? Мы этого толком не представляли. Катя тогда говорила, что надо только немного продержаться - а дальше «все будет Крым». Тогда все в это верили. Ждали Рязанскую воздушно-десантную бригаду. Мол, вот она, рядом! А мы ее должны будем встретить с цветами, воздушными шариками, хлебом-солью.

    -Потом, 11 апреля 2014-го, от Екатерины пришло шифрованное послание по электронной почте, - вспоминает Сергей Цыплаков. - Мы его получили в непонятном файле (система шифрованных сообщений, которую мы только осваивали), как-то хитро сделанное. О том, где надо встретить группу Стрелка. Оно содержало страшные выражения: «потеря связи», «координаты встречи», «точка невозврата», «с такого-то времени группа считается погибшей», «огонь без предупреждения», «условный сигнал» и прочие, от которых меня, вчерашнего рекламщика, бросило в холодный пот. Голова отказывалась работать. Я переписал все на бумагу близко к тексту (принтера ночью у чужого человека, где я ночевал, не нашлось). И всю эту премудрость надо было запомнить наизусть за несколько минут - ехать в Шахтерск и пересказать Буйному.

    Выходило, что отряд Стрелкова должен появиться в Донбассе 11 апреля 2014-го.

    -Тогда все думали, что к нам идет какая-то супербригада. Какие-то чудо-бойцы, которые от пуль уворачиваются, - смеется Буйный. - Перед заходом Стрелка (конец марта - начало апреля) у нас была карта с полным расположением техники, где они в полях стоят, где они передвигаются. Данные каждый день собирались и стекались ко мне. Я их переносил на карту. Карта фотографировалась. Файл шифровался и уходил. Бумажная карта тут же уничтожалась. Стирались все данные с фотоаппарата. Восстановить их было невозможно.

    Стрелков не пришел в намеченный день. Он запоздал на сутки. Понятно, почему. Его отряд шел пешим маршем, буквально через болотную грязь, через распутицу в полях. Народные ополченцы этого еще не знали. Это у Отто Скорцени, диверсанта номер один в Третьем рейхе, были и вездеходы, и планера, и самолеты. Люди Стрелкова шли изнурительным 24-километровым маршем. Они несли на себе по два автомата, боекомплекты, двести с лишним комплектов обмундирования. В общем, по полсотни килограммов поклажи на каждого. По дороге даже молодые падали, выбившись из сил. Некоторые даже не донесли патронов: бросили по дороге.

    Как вспоминает Буйный, они ждали Стрелка в полях в пограничной зоне. Ночевали в раскисшем от дождя поле. 10 апреля Стрелков прислал шифрованное письмо: просил подготовить грузовик Газ-66. Помните такую знаменитую в Советской Армии машину?

    -Нереально в приграничной полосе найти военные машины! - делится воспоминаниями Буйный. - Пришлось выходить из положения. Нашли грузовичок компании «Новая почта», пятитонник. Его водителю мы сказали, что нужно перевезти контрабандой яблоки. Он подъехал уже на второй день. В первый день, когда стало ясно, что отряд Стрелка задерживается, мы его отпустили. А вот потом прибыли стрелковцы. И когда водитель ночью увидел эти «яблоки», у него аж руки задрожали. Шутка ли: полсотни боевиков-«спецназовцев» в балаклавах!

    Нам тоже, встречавшим Стрелка, несладко пришлось. Мы ждали отряд в условленном месте на границе. Ориентиры, которые передали (куда выйдет Стрелок), и то место, куда действительно он вышел, - две разные точки с разницей в четыре километра. Представьте себе: ночь, дождь, раскисшее поле-пахота. А мы бегали всю ночь между двумя точками, подавая фонариками специальный сигнал в панике: «Где вы? Это мы, свои

    -не чужие!». Связи нет, мобильниками пользоваться нельзя. Об этом был строгий уговор. Телефоны выключены. Вот мы и бегали, их искали. Когда нужно было выезжать, машина постояла в поле, увязла в грязи, и мы все вместе ее практически на руках выталкивали с поля на трассу .

    Они, конечно, страховались. Был же сигнал условный. Я подавал его фонариком, мне ответили - и поэтому я туда пошел и на меня группа вышла. Они там при переходе заблудились чуток. Вышли не по времени, и нам по условиям требовалось их два часа прождать и уезжать. Но уезжать я не собирался, пока их не найду. Мне четко сказали, что они к нам пошли. Звуков перестрелки и боя нам не слышалось. Значит, их не арестовали, не поймали и не убили. Значит, они где-то рядом. Я себе тогда сказал, что все равно их найду, хоть в дождь и грязь буду бегать и искать. В темноте. Под дождем. Кругом - пахота и посадки. Между этими двумя посадками (одной, где написано было, что они выйдут, и второй, где реально можно было выйти) - 4 километра. Мы между этими посадками полночи бегали. Побегу, просигналю - и обратно.

    А ведь это - приграничная полоса. Там действительно был риск нарваться на укропский пограничный патруль. Но выбора не было. Нарвались бы и нарвались, а что делать?

    И вот они появились. На первый взгляд нам показалось, что перед нами - какая-то суперэлита бойцов какого-то особого отряда. И настроены по-боевому.

    Мы же без оружия были. У меня только один пистолет Макарова с одной обоймой при себе имелся. И когда первый вышел на меня Ромашка, то врубил фонарь:

    -На колени, мордой - в землю! Оружие есть?

    -Есть! - отвечаю и слышу шепот: «Он с оружием, с оружием.»

    -Это ПМ в кармане кофты лежит! - отвечаю поспешно.

    -Достань аккуратно!

    Я достал свой ПМ, положил и уже потом понял, что это - Стрелок. Кто-то подходит, светит фонариком в лицо и говорит: «Все, это он, свои».

    Уже когда встали, смотрю, что Стрелок и Ромашка открыли лица, а остальные остались в масках.

    Грузовик мы поставили в то место, которое более или менее подходило, куда могли люди подойти. Но все равно машина постояла - и увязла в земле. Погрузилась в грязь буквально по самые оси.

    Стрелок еще, глядя на шофера грузовика «Новой почты», поинтересовался:

    -Водила свой или «в расход»?

    -Нет-нет, водитель свой, в расход нельзя! - обалдев, отвечаю Стрелку.

    А тот услышал эту фразу, испугался еще больше и страшно побледнел.

    Знаете, чем стрелковцы отличались от местных? От них пахло войной и какой-то неотвратимой решительностью. Они заходили и в принципе понимали, что придется воевать и лить кровь, а мы верили до последнего, что это будет Крым. Что мы сейчас быстренько покажем, что мы здесь - нормальные пацаны. Хотим независимости, и Украина скажет: «Ну ладно, идите с миром!» Мы-то рассчитывали, что ВСУ с нами воевать не станут. Милиция не будет драться, потому что нас уже слишком много и оружие у нас уже имеется. Да и мы с ними, с ВСУ и милицией, воевать-то не хотели. Наивные наши надежды не оправдались.

    А бойцы Стрелкова зашли, уже готовые ко всему. Они были на войне и готовы психологически. Все были после Крыма. Сюда проникло почти все то ополчение, которое помогало в Крыму. Они пришли, чтобы воевать.

    Я очень хорошо их запомнил. В грязи, мокрые, но решительные. Большую часть поклажи они все-таки донесли на себе. Они и обеспечили нам первый наш боекомплект. До этого у нас всего по одному рожку для автоматов имелось. А тут уже были патроны, правда, не в цинках, а в пятилитровых баклажках. Ссыпанные в них, чтобы было легче нести. Для экономии веса и объема. Видно было, что Стрелок прорабатывал операцию по-взрослому, учитывая все нюансы. Кроме боеприпасов и оружия, они принесли с собой 250 комплектов формы для ополчения и еще много другого груза.

    С формой они хорошо придумали. Чтобы одеть в нее ополчение. Возможно, чтоб дух боевой ему придать. Стрелков тут в точку угодил. Мол, не толпа мы, а армия уже. И потом, когда брали Краматорск, у наших противников создавалось впечатление, будто орудуют «зеленые человечки». Какой-то крутой спецназ, по-любому - российский. Понятно, что это был блеф, но сначала в такое поверили. Во-первых, поднять боевой дух у ополчения - все в одинаковой форме, это уже более-менее на что-то организованное похоже, а не на сборную солянку. Хотя изначально всем говорили, что мы тут и были и никто не заходил, но весь Интернет гудел, что в Донецк пришли «вежливые».

    Водителю потом дали 1500 или 2000 гривен за поездку «за яблоками», но он даже брать их не хотел. Я уже ему внаглую в карман деньги сунул: «Все, спасибо, братан. Ты ж смотри, никому не рассказывай!»

    - Я уже забыл. И не помню, и не знаю вас никого!

    Что было дальше? Мы ехали в грузовике, а он - герметичный, и в него набилось полсотни душ. Как сельди в банке, сидели буквально друг на друге. Приходилось каждые полтора часа останавливаться, приоткрывать ляду, запускать воздуха, чтоб не задохнуться. И так - три часа. Впереди - наша легковушка-«лоцман». За ней - грузовик.

    Стрелков пришел вместе со своим наставником, его бывшим начальником - 76-летним Дедом. Мы его так звали. Он потом трагически пропадет без вести. Замечательного ума и силы воли был человек. Учитель Стрелка.

    Очень образованный и умный, с огромным опытом. Подсказывал, на что обращать внимание, что примечать. Как правильно оценивать ситуацию, как реагировать. Они тогда со Стрелком в одном кабинете жили, ночевали, работали. Жил Дед в России, а откуда он родом - не знаю.

    Огромной силы воли человек! Весь 24-километровый пеший переход он одолел в свои 76 лет. С поклажей шел, нес на себе рюкзак в четверть центнера. Молодые на том марше падали, их подбирали. Некоторые боекомплекты бросили по дороге. А он нес. И подбадривал остальных. Лез участвовать в операциях, сам рвался в бой. Но попал в плен и там сгинул. Было это тогда, когда в Краматорске захватили бронетехнику, МТЛБ-шку. Он нам тогда не дозвонился и решил сам привести технику в Славянск.

    Он поехал, но их принялись обстреливать наши. Приняли их за укропов. Ну, и сожгли броню. Подбили, остановили, гранатами закидали, несколько человек погибло. А там уже и укропы стояли, тоже принялись обстреливать. Дед в том бою и пропал. Искали его, и через две недели стало известно, что он в плену в Харькове. Но у него уже начались проблемы с памятью. Нервное напряжение. Он мог помнить поминутно то, что было 25 лет тому назад в такой-то день, и не помнить, о чем он час назад с тобой говорил. Или что он вообще тебя сегодня видел. В плену его пытались выменять, но укропы не отдавали, они хотели из него какие-то важные сведения вытянуть. Так он и пропал. Имени его не знаю.

    А тогда Дед трясся в душном кузове грузовика вместе со всеми. Где-то на полпути ему стало плохо, и мы его забрали в легковую машину.

    Дальше приключилась история с гаишниками, тоже веселая. Был шестой час утра, небо стало сереть весенним рассветом. Мы уж со Славянском созвонились, сообщили, что едем к ним. Чтобы наши ребята оставались там, не ехали в Шахтерск. Донецким позвонили, чтобы часть двигала в Славянск, а часть - осталась в Донецке.

    Машина была вся в грязи, даже толком ее цвета не видно. Она - как цельный кусок грязи. И вот на дебальцевском посту гаишник решил нас остановить. Мать честная! Я запаниковал. В легковушке - трое с автоматами, в форме, только маски-балаклавы завернули на головы, как шапочки. И стекла у нас не тонированы. Гаишник машет жезлом. Слышу голос Стрелка: «Если не договоримся, ментов - в расход!»

    Решаю - остановлюсь не сразу, проеду за пост. Думаю: пока будет идти гаишник, успею выскочить из салона и договориться. Чтобы не доводить дело до смертоубийства.

    -Вы откуда? - вопрошает подошедший гаишник.

    -С рыбалки! - отвечаю, с радостью замечая, что грузовик со всем десантом благополучно проехал мимо.

    -А почему машина такая грязная? - не унимается страж порядка.

    Так застряли в поле, а там - дождь, грязь, - делаю лицо простачка.

    А он пытается подойти к машине! Если он подойдет, то жизнь его закончится. Ни Стрелок, ни Ромашка с ним разговаривать не будут. Они уже передернули затворы. Я его пытаюсь удержать:

    -Не нужно тебе туда идти!

    -А чего ты меня туда не пускаешь? - оборачивается ко мне милиционер.

    -Ну, сидели на рыбалке, чуть выпили. Водитель трезвый, но с перегаром. - развожу руками с виновато-заговорщическим видом.

    -Ну, пусть выйдет водитель, - милостиво решает гаишник. Водитель выходит.

    -А ну, дыхни!

    Дыхнул.

    -А чего это он без перегара? - милиционер настороженно щурит глаза.

    -Ну он чуть-чуть пил вчера. Сказал, вдруг что-то где-то осталось, - заговариваю я гаишника, сутулясь, чтобы на животе под кофтой не проступали очертания заткнутого за пояс пистолета.

    Гаишник снова рвется к авто. Его смущает наш вид: в гражданской одежде, но грязные, что черти.

    -Командир, ну не надо смотреть! - сую в руку милиционера купюру в полсотни гривен. - Мы поедем потихоньку, но мы ж никого не трогаем, посмотрите на нашу грязную машину и на нас, грязных.

    -Ну ладно, езжайте, - машет рукой гаишник и идет к себе в будку. Что он там себе думал в этот момент, не знаю, но то, что он спас жизнь не только себе, но и всей дежурке своей, четверым как минимум, - это точно. От смерти его отделяли всего четыре-пять метров. Пройди он их - увидел бы людей с оружием. Уж не знаю, деньги на него подействовали или чутье сработало, но получилось так, что эти пятьдесят гривен спасли жизнь милиционерам и открыли путь отряду Стрелка в Славянск. А Народное ополчение Донбасса, получается, и привело стрелковцев в этот город, стало «завязью» армии Новороссии.

    Такой вот «День космонавтики» вышел. За 53 года до этого Юрий Гагарин вознесся на орбиту. А Стрелков и бойцы Народного ополчения Донбасса вошли в ничего не подозревающий Славянск.

    Мне скажут, что это - хорошо спланированная операция спецслужб РФ. А по мне, так скорее всего, инициатива Стрелкова и бизнесмена Малофеева, его финансировавшего. Они начали действовать на свой страх и риск. То ли как отряд Кортеса, двинувший на завоевание царства ацтеков, то ли как барон Унгерн, выступивший в 1921-м на Ургу, столицу Монголии.

    В тот момент отряд Стрелкова оказался той самой каплей, что переполнила чашу терпения Донбасса - и он восстал по-настоящему. Он видел в стрелковцах передовой отряд из РФ. Ждал, что нужно лишь подняться, - а дальше все будет, как в Крыму.

    Павел Губарев
    Факел Новороссии

    Самое красивое видео о Донбассе



    Другие новости по теме:
    Просмотров: 365 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
    Опрос сайта
    Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

    Панель управления
    Регистрация | Напомнить?






      Логин:
    Пароль:
    Друзья сайта
    Бесплатная библиотека
    Дизайн Вашего сайта
    Рейтинг@Mail.ru
    D o n p a t r i o t . r u
     Издательство: Я патриот Донбасса.
     Верстка: Raven Black
     Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
     Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
     Соцсети: ВК, ОК, Facebook
     Периодичность: всегда с Вами
     Цена: информация беcценна
     Сайт работает до последнего посетителя.
    Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
    Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
    .