Донбасс, порожняки не гонит. Не делится на запад и восток — он однолик, поэтому высок…
Навигация
Топ новостей
    Календарь
    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 
    Архив сайта
    Август 2017 (4)
    Июль 2017 (2)
    Июнь 2017 (6)
    Май 2017 (4)
    Апрель 2017 (3)
    Март 2017 (16)

    Донецк. Яма



    На фоне бирюзово-синего донбасского неба колышутся позолоченные лучами заката листики берёз. Удивительно, как редко, будучи на свободе, мы поднимаем головы вверх, чтобы просто полюбоваться красотами мира, которыми одарил нас Всевышний,- облаками, Луной, листвой, звёздами.

    Сейчас у меня наконец-то много времени и я с удовольствием всё это созерцаю. Правда, для того, чтобы я наконец-то оторвался от бешеного марафона хлопот, Всевышнему пришлось посадить меня в яму. Да, я сижу в самой настоящей яме, вырытой экскаватором, глубиной метров шесть, на одной из баз подразделения «Восток».

    Что инкриминируют - пока неизвестно, но скорее всего статьи будут стандартными для медработника - хищения гуманитарки или торговля наркотиками. Это много позже, в другой раз, когда милостью Всевышнего вся группировка будет знать, что я сам не и рядом с собой не даю, статьи обвинений станут другими, гораздо более «интересными». А в данный момент всё только начинается.

    Наше подразделение в районе Еленовки. Август 2014 годаНаше подразделение в районе Еленовки. Август 2014 года

    Наше подразделение в районе Еленовки. Август 2014 года

    Как только я попал в яму, первым делом возблагодарил Всевышнего, что стоит тёплая солнечная погода - если бы не дай Бог пошёл дождь, среди глинистого грязевого болота мне бы было, мягко говоря, намного менее комфортно. Потом я прилёг на землю и уснул крепчайшим, богатырским сном смертельно уставшего человека с чистой совестью. Крайней мыслью было: «Слава Богу, наконец-то высплюсь!» На самом деле моя загруженность весь этот крайний месяц была столь велика, что желание выспаться стало основным, а от переутомления иногда возникали любопытные галлюцинации. Например, однажды, находясь в пути с сочувствующим нам гражданским, в его машине, и рассказывая им что-то, я с крайним изумлением заметил, что вижу себя чуть со стороны и сверху - словно бы душа вылетела из тела, оттуда же слышу свою речь, пытаюсь эту речь контролировать, чтоб не говорить чуши, и выходит это со стороны-то с исключительным трудом.

    Когда проснулся, порадовался, что я сижу в яме, а не в душном подвале, где толпа народу. И принялся любоваться небом и колышущимися на его фоне листками берёз.

    Под вечер сделал гимнастику от стресса - мою любимую, метод «ключ», гениальное изобретение русского учёного Алиева Хасая Магомедовича. Много позже, уже после войны, я не раз буду слышать язвительные замечания от умников типа: «Эффективность его метода подтверждена только публикациями жёлтой прессы - а где статьи в серьёзных научных журналах?» Что вам нужно - шашечки или ехать? Вам нужны публикации или эффективность? Если ты в ожидании расстрела пять минут делаешь гимнастику и становишься полностью спокоен - какие ещё доказательства эффективности нужны.

    При этом что интересно. В ходе боевых действий бойцы, которые будут рядом со мной, не раз будут попадать в тяжёлые стрессовые ситуации, испытывать сильнейший психологический шок. Но никто из них не захочет добровольно сделать несколько простых упражнений, чтобы успокоиться,- помахать руками, повертеть головой. А вот оба моих соседа по яме в высшей степени активно будут выполнять эти упражнения - видимо, совсем уж тяжёлый стресс их придавил. Кстати, один из них окажется крайне любопытным индивидуумом - по христианской терминологии таких именуют «блаженными». А может быть, и «одержимыми». Примерно тридцатилетний мужик, нигде не работающий, каждый день ходящий уже много лет пешком из Донецка в Горловку и обратно - в поисках «секрета бессмертия». Такой индивидуум в военное время вызывает массу вопросов, и как только он второй раз подряд попёрся полем мимо блокпоста, по обыкновению бормоча себе что-то под нос, ребята из ополчения внесли коррективы в его курс, и он оказался в яме. Находясь там, он причитал, беспокоился, сокрушался и боялся во весь голос - по моему разумению, его терзал не столько страх смерти, сколько внутренняя дисгармония, тот самый поиск своего места в мире, который заставлял его пешком ходить по 40 километров зараз - в Донецк и обратно. Такие люди тоже зачем-то нужны Богу, недаром бродячие дервиши, суфии и «Бога ради юродивые» во многих традиционных культурах почитались и береглись. Любопытно было выслушать его спутанные, «не от мира сего» речи о смысле жизни, о том, что вся жизнь станет совсем другой, когда люди станут бессмертными. Потому мне его было жаль даже больше, чем если бы он был нормальным человеком.

    Если же вы, дорогие читатели, только иронично ухмыльнулись, прочитав эти строки: «сумасшедший, что возьмёшь», то осмелюсь вам заметить - там, на пылающей земле Донбасса, я много думал над мудростью фразы: «Мудрость мира сего есть безумие в глазах Господа». Я видел целый богатейший край, жители которого, по всем меркам нормальные, разумные, почти все с высшим образованием, посвятили свою жизнь служению Золотому Тельцу, стяжательству. «Трудом праведным не наживёшь палат каменных»- и они остервенело воровали, брали взятки, кредиты, чтобы неправедным трудом построить огромный особняк, купить пафосную машину. Закономерно, «по грехам народа», как писали летописцы, пришла война, и эти особняки стоят пустыми, а их хозяева скитаются по чужбинам. Ну и кто после этого безумен?

    На территории завода Точмаш

    Сделав зарядку, сосед заметно успокоился, но как оказалось, ненадолго. Вскоре его выдернул из ямы один из бойцов удерживавшего меня подразделения, в маскировочной балаклаве, и начал отрабатывать на нём приёмы ножевого боя. То есть он предложил тому защищаться - однако драться несчастный не умел, и «спарринг» получился односторонним. Ножом боец работал виртуозно. Почти каждый раз, когда удар проходил защиту и лезвие должно было коснуться тела, он ловко подворачивал руку и только легко ударял кистью в намеченную к поражению зону. Но всё же несколькими необыкновенно красивыми режущими ударами «пописал» задержанного, из поверхностных царапин в безопасных участках тела потекло немного крови. При этом он ещё успевал внимательно поглядывать в мою сторону - какое впечатление это зрелище производит на меня. Ну что я могу сказать? Я рукопашник, и у меня в этот момент было две мысли: «Как красиво работает!» и «Блин, если сейчас придётся с ним спарринговаться - жалко будет своего-то бить!»

    Однако спарринговаться не пришлось, и сильно испуганного, хотя и практически совершенно целого соседа спустили обратно в яму. В принципе, эта яркая, хотя и почти бескровная сцена, помимо того что преследовала целью оценить мои реакции, ещё больше была нацелена на выявление его реакций. Судя по всему, ребята убедились, что он не симулирует, а действительно «не в себе»- уже вечером в яму посыпались камешки, потом с грохотом низверглась с вышины грубо сколоченная лестница и ему предложили вылезать и убираться. Естественно, я тогда ему немало позавидовал.

    Вообще, пока я сидел в яме, довелось увидеть немало ярких индивидуумов, настоящих воинов. Кто - в шапочке-балаклаве, а кто - с открытыми лицами, они подходили к краю ямы посмотреть на меня - кто молча, а то и с весьма сердитыми замечаниями. Помню, я просто очень внимательно смотрел на них в ответ. По этому поводу один из них, чуть заметно улыбнувшись под маской, бросил: «Ты сидишь в яме, а я - наверху. Но так смотришь на меня, будто это я - в яме!»

    Яма - это совершенно уникальный жизненный опыт. Ты находишься в толще земли-матушки, видишь неровную мозаику слоёв грунта и корни деревьев, небо - непривычно сужено и далеко. Фон привычного потока мыслей и городского шума резко ослабевает до полного исчезновения, и ты начинаешь понимать, как, в сущности, мал человек и как короток его век. «Из праха вышли - прахом станете». На дне ямы лежало несколько пистолетных гильз. И они легко могли означать, что до меня кто-то здесь уже прошёл до конца этот путь - его прямо здесь застрелили и прикопали. Мысль о бренности человеческой жизни именно в яме приобретает совершенную, законченную форму. Ты уже находишься под землёй, и закопают ли тебя сейчас здесь, или всё-таки ты поднимешься на поверхность - становится вопросом не праздным, но исключительно актуальным.

    Переформатирование сознания, которое испытываешь там, трудно с чем-либо сравнить - возможно, что-то похожее чувствуют те ребята, которые добровольно, за большие деньги закапываются в землю в гробах. В моём случае платить не понадобилось - Всевышний милостью своей всё организовал без моего участия.

    Сидя в яме, я думал о любимой дочери. Как сказал один из наших командиров: «Когда меня поставили к стенке, стою и думаю - я копейки никогда не украл - а меня расстреляют за воровство. Как стыдно дочери будет!» Подтверждаю - мои мысли были почти точно такими. Но мысли о близких придавали сил. И кроме того - полная уверенность в своей невиновности. Помню, когда один из тамошних бойцов, судя по экипировке и уверенному поведению, подошёл к краю ямы, и, передёрнув затвор «макарова», пообещал, что сейчас: «Застрелит как собаку!», я поднялся, широко перекрестился - ещё стал левым боком, чтобы пуля сверху попала в сердце, наповал - и ответил: «Стреляй! Я умру невиновным!» После Великой Отечественной войны командир легендарного партизанского отряда Медведев назвал книгу о своих бойцах «Люди с чистой совестью». Лично для меня участие в боевых действиях в Новороссии стало «моментом истины»- я всё время чувствовал, что делаю правое дело, делаю с полной самоотдачей, и нахожусь в гармонии со Всевышним и самим собой. Это и есть «чистая совесть». Именно в яме ощущение чистоты своей совести и убеждения в своей правоте достигло своего пика, и оставалось таким почти до конца войны.

    На территории завода Точмаш

    Сидя в яме в ожидании расстрела, помню, нацарапал на твёрдой глинистой стене три буквы - «ДНР». Это было естественно: мы встали сражаться за правое дело и готовы, если надо, умереть за него. Очень обидно, если от рук своих,- но на войне такое бывает. Помните трагическое стихотворение времён Отечественной:

    По своим, по своим артиллерия бьёт.

    Недолёт, перелёт и опять недолёт...

    На следующий день меня пару раз допросили. Не могу не отметить добрым словом людей, с которыми общался в ходе допросов,- психологи хорошей квалификации, они по моим реакциям в разговоре сделали правильные выводы. Кроме того, как я понимаю, были проанализированы мои контакты в телефоне, мои связи и так далее. Ну и немалое значение сыграли мои находившиеся на свободе друзья, прежде всего, моя любимая Ангел, которые пошли по инстанциям с требованиями «разобраться». Как бы то ни было, уже на следующее утро я был на свободе.

    Однако за время пребывания в яме произошёл ещё один интересный эпизод, влияние которого на дальнейшие события трудно переоценить.

    С «боевых» приехали ребята. Тогда произошёл уникальный бой, когда взвод наших, безо всякой бронетехники, атаковал карательный батальон противника, находившийся на базе в населённом пункте. С формальной точки зрения, это было безумие - взвод не может атаковать батальон, находящийся в обороне. Однако «безумием» были подвиги и Гастелло, и Матросова, и двадцати восьми панфиловцев. С Божией Помощью наши забили этих сатанинских тварей, только убили больше восьмидесяти, не считая раненых. И теперь один из бойцов, сидя на краю ямы, рассказывал мне подробности. Он глядел сквозь меня «потусторонним» взором человека после тяжёлого боя, который я не раз потом буду встречать в глазах тех, кому удалось вернуться и кто только что оставил ТАМ своих друзей.

    Он мне говорил о том, что наши подъехали на «КамАЗ» ах, спешились в цепь и закидали противника ВОГами, а потом пошли в атаку. О том, что противника обуяла паника - стрельба была беспорядочной, и целый батальон не мог отбиться от нашего «бешеного» взвода. Что укронацисты отчаянно орали по рации, вызывая на подмогу стоявшие совсем рядом части ВСУ, а те, пылая «исключительной» симпатией к карательным батальонам, даже не пошевелились. Что одного из наших застрелил лежавший в поле вражеский снайпер. Снайперюгу, мерзкого мутанта, всего покрытого татуировками в виде свастики, даже не застрелили - такая тварь не заслуживает свинца. Его зарезали как свинью, тотемное животное хохлотварей.

    Он говорил о своём друге - достойном и весьма состоятельном человеке, который вчера шёл рядом с ним, а сейчас лежит вон там, накрытый брезентом. Несколько тел, под брезентом цвета хаки, были незримыми молчаливыми свидетелями нашего разговора, подтверждением правдивости всего сказанного. Мне было страшно стыдно перед этими ребятами - что их уже нет, а я сидел в яме, когда они за нас сражались.

    Интересным был его рассказ об охоте на вражеские группы ДРГ. С непритворным изумлением он сказал: «Не знаю, какую там боевую химию они там жрут, но это просто поразительно: мы их преследуем по пятам, «по зрячему», до нас - меньше километра, и при этом в каждом населённом пункте, через который они проходят, они умудряются хоть одну женщину, да изнасиловать! Я бы ещё понял после взятия населённого пункта - когда ликование тебя просто переполняет, и времени впереди - немерено, но когда смерть дышит в затылок...».

    И на всю жизнь я запомнил, как он мне сказал: «У меня было высшее образование, я был богатый человек - начальник участка на шахте. Я всё бросил, продал имущество, чтобы купить оружие, и пошёл защищать родную землю!» Храни тебя Господь, брат - надеюсь, ты жив и здоров поныне!

    Решение переводиться в строевые подразделения я принял ещё раньше, но именно за эти несколько дней, в обществе этих выдающихся людей, моё решение приобрело прочность железобетона.

    И второе. В ходе дальнейших боевых действий от самых разных людей я слышал много нелестного о подразделении «Восток». Многое из этого - горькая правда, кое-что - ложь и преувеличение. Но я стараюсь всегда думать о людях как можно лучше, и потому лично для меня «Восток»- это открытые лица этих честных воинов и накрытые брезентом тела их ушедших в Валгаллу товарищей. Будьте здоровы, братишки, и пусть Удача в бою всегда будет на вашей стороне!..

    После произошедшего Вадик принял решение на какое-то время спрятать нас с Ангелом - пока страсти не утихнут, а нам не подберут подходящее для службы подразделение. С этой целью нас спрятали в пригородах Донецка, на даче одного из наших друзей. Заодно получился такой непродолжительный вынужденный «отдых» от всего, что было. Телефоны и компьютер мы не включали, имея неплохое представление о возможностях электронной разведки противника. Изучали окрестности, тренировались, я слушал рассказы Ангела о первой чеченской кампании, жадно впитывая боевой опыт. С одной стороны, это был «отдых для нервов», с другой стороны - весьма относительный: ястрашно переживал, что там развёртываются боевые действия, и без моего участия. Когда читаешь в мемуарах, как наивно рвалась в Отечественную войну на фронт молодёжь, боясь, что «без них война закончится»,- это выглядит наивным. Однако, когда ты сидишь в саду, слушаешь пение птичек, и всем телом чувствуешь, как на твоей родной земле, совсем недалеко от тебя, в нескольких десятках километров, кровожадный дракон войны развёртывает своё тяжелое, громыхающее тело - спокойно сидеть просто невозможно.

    Тогда же произошёл самый первый бой в аэропорту, на тот момент - самый знаменитый в окрестностях Донецка. Подробности легко можно найти в Интернете, а сам я, поскольку не принимал в нём участия, особо много о нём говорить не могу. То, что наши тогда понесли тяжёлые потери - вполне закономерно. Противник нашпиговал аэропорт и прилегающие окрестности отборными подразделениями, выставил многочисленные минные поля, располагал большим количеством тяжёлого вооружения. Среди его войск было много военнослужащих блока НАТО - они позиционировали себя как бывшие военнослужащие, на данный момент наёмники, но сколько из них на тот момент находились на действительной военной службе - я не знаю.

    Сам аэропорт был прекрасно укреплён, его строили ещё в советские времена с расчётом на то, что он должен выдержать ядерный удар. Огромные подземные галереи, убежища, везде железобетон.

    А у наших против всего вышеперечисленного - лёгкое стрелковое и максимум гранатомёты. Понятно, что при таких условиях штурмовать его предстояло очень долго и трудно, и заплатить цену исключительно высокую. Так и было впоследствии. А вся кровь того, самого первого штурма - это только первые капли последующего, многомесячного жертвоприношения, когда по чуть-чуть наполнялась кровью чаша на весах Фемиды войны. И только после того, как она наполнилась, вровень с самым краем, она медленно скользнула вниз, к Победе, и аэропорт стал наконец-то нашим.

    Из многих рассказов о том, что тогда произошло в аэропорту, я процитирую только один. Со слов нашего бойца: «Когда был бой в аэропорту, на вышке сидели твари-нелюди - снайперы-европейцы. А на взлётке стояли зенитки, и с них срочники ВСУ шпарили по нам. И вот расчёт одной зенитки навёл её и как дал по вышке с европейскими снайперами! Ребят убили, но вышку они успели расколошматить вдребезги! Молодцы, наши ребята - хоть и из ВСУ, а самый последний поступок в их жизни был - как положено у православного воина. За веру свой живот положили, уничтожив европейских нелюдей-захватчиков, сколько успели. Царство небесное им, а чёрные души наёмников-европейцев, я надеюсь, Всевышний отправит прямиком в ад, где им и место...»

    За время недельного отдыха произошло только одно яркое событие, достойное упоминания. Лично я страшно люблю поплавать - это одна из моих основных слабостей. И когда мы гуляли в окрестностях, набрели на несколько озёр - их хорошо видно, если ехать на машине по трассе, из Донецка на Макеевку. Сели на берегу загорать - и обратили внимание на то, что вскоре невесть откуда взявшийся вертлявый молодой человек в спортивном костюме несколько раз прошёл мимо нас, буквально в нескольких метрах. Мысль, что это может быть наблюдатель противника, показалась дикой из-за его нарочитой наглой заметности. Как там у Юлиана Семёнова в его знаменитой книжке про Штирлица: «Он не мог даже предположить, что эти два дегенерата окажутся контрразведчиками - по его убеждению, наблюдение должно быть скрытным, нельзя привлекать к себе внимание». Точно так же рассудили и мы.

    Он ушел, и мы полезли в озеро, купаться. А когда вылезли из воды - из-за холмика на нас уставились угрюмые рыла трёх молодых людей. Решительно и уверенно они тронулись с холмика прямо на нас, вниз - расстояние было десятка два метров, на пятачке пляжа не было ни прохода куда-либо, ни кого-то или чего-то кроме нас. Было совершенно очевидно, что по нас они и пришли.

    Ангел достала нож и бросила: «Плыви на тот берег!» Я достал свой и ответил: «Вместе - до конца! В этой жизни и всех следующих!»

    Сказать, что я захотел тогда драться - это ничего не сказать. Есть такое выражение «жажда крови»- я его ощущаю буквально, когда во рту становится чуть солоно - мерещится, что он уже наполнен кровью врага, а верхняя губа сама поднимается вверх, обнажая клыки. Ангел - тем более подраться далеко не дура. В такой момент человек всё чувствует и понимает без слов. Они мигом поняли наш настрой, притормозили, и боком, обходя нас, ушли за соседний холм. Мы незаметно проследовали за ними. Там они остановились и начали совещаться - с одной стороны, есть приказ на нас, с другой стороны - страшно. Вероятно, надо было на них наброситься и всех жестоко убить. Но я пишу только правду - мы сами тихонько отступили и незаметно растаяли в лесу. Жалею ли я, что мы тогда не ввязались в схватку? Честно говоря, нет. Ситуация была неясной, у них могло оказаться оружие, вплоть до огнестрела, наконец присутствовала микроскопическая вероятность, что это были просто намеревавшиеся «вмазать» самогона именно вот на этом клочке земли невиноватые ни в чём местные мужики. Ненависть к врагу - святое чувство, но она должна всегда быть взвешенной.

    Прошло полторы недели, и наши друзья, которые на тот момент служили в зарождавшемся местном МВД, отвезли нас на новое место службы.

    Самое красивое видео о Донбассе



    Другие новости по теме:
    Просмотров: 297 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
    Опрос сайта
    Считаете ли Вы себя патриотом Донбасса

    Панель управления
    Регистрация | Напомнить?






      Логин:
    Пароль:
    Друзья сайта
    Бесплатная библиотека
    Дизайн Вашего сайта
    Рейтинг@Mail.ru
    D o n p a t r i o t . r u
     Издательство: Я патриот Донбасса.
     Верстка: Raven Black
     Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
     Адрес: ДНР, г. Донецк, Донецкий краеведческий музей ул.Челюскинцев, 189а
     Соцсети: ВК, ОК, Facebook
     Периодичность: всегда с Вами
     Цена: информация беcценна
     Сайт работает до последнего посетителя.
    Цель сайта donpatriot.ru рассказать о славной истории городов и поселков Донецкого края, об известных жителях региона. Распространяя информацию о донетчине, Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего региона. Гордитесь нашей историей, любите Донбасс.
    Сделаем Донбасс лучшим совместными усилиями
    .